Перейти к основному содержанию

Статья 93 ГК РФ. Переход доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью к другому лицу

Новая редакция Ст. 93 ГК РФ

1. Переход доли или части доли участника общества в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью к другому лицу допускается на основании сделки или в порядке правопреемства либо на ином законном основании с учетом особенностей, предусмотренных настоящим Кодексом и законом об обществах с ограниченной ответственностью.

2. Продажа либо отчуждение иным образом доли или части доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью третьим лицам допускается с соблюдением требований, предусмотренных законом об обществах с ограниченной ответственностью, если это не запрещено уставом общества.

Участники общества пользуются преимущественным правом покупки доли или части доли участника общества. Порядок осуществления преимущественного права и срок, в течение которого участники общества могут воспользоваться указанным правом, определяются законом об обществах с ограниченной ответственностью и уставом общества. Уставом общества также может быть предусмотрено преимущественное право покупки обществом доли или части доли участника общества, если другие участники общества не использовали свое преимущественное право покупки доли или части доли в уставном капитале общества.

3. В случае, если уставом общества отчуждение доли или части доли, принадлежащих участнику общества, третьим лицам запрещено и другие участники общества отказались от их приобретения либо не получено согласие на отчуждение доли или части доли участнику общества или третьему лицу при условии, что необходимость получить такое согласие предусмотрена уставом общества, общество обязано приобрести по требованию участника общества принадлежащую ему долю или часть доли.

4. Доля участника общества с ограниченной ответственностью может быть отчуждена до полной ее оплаты только в части, в которой она уже оплачена.

5. В случае приобретения доли или части доли участника самим обществом с ограниченной ответственностью оно обязано реализовать их другим участникам или третьим лицам в сроки и в порядке, которые предусмотрены законом об обществах с ограниченной ответственностью и уставом, либо уменьшить свой уставный капитал в соответствии с пунктами 4 и 5 статьи 90 настоящего Кодекса.

6. Доли в уставном капитале общества переходят к наследникам граждан и к правопреемникам юридических лиц, являвшихся участниками общества, если иное не предусмотрено уставом общества с ограниченной ответственностью. Уставом общества может быть предусмотрено, что переход доли в уставном капитале общества к наследникам граждан и правопреемникам юридических лиц, являвшихся участниками общества, передача доли, принадлежавшей ликвидированному юридическому лицу, его учредителям (участникам), имеющим вещные права на его имущество или обязательственные права в отношении этого юридического лица, допускаются только с согласия остальных участников общества. Отказ в согласии на переход доли влечет за собой обязанность общества выплатить указанным лицам ее действительную стоимость или выдать им в натуре имущество, соответствующее такой стоимости, в порядке и на условиях, которые предусмотрены законом об обществах с ограниченной ответственностью и уставом общества.

7. Переход доли участника общества с ограниченной ответственностью к другому лицу влечет за собой прекращение его участия в обществе.

Комментарий к Ст. 93 ГК РФ

Необходимо обратить внимание на ряд моментов, являющихся существенными при анализе комментируемой статьи.

Во-первых, законодатель, совмещая в организационно-правовой форме общества с ограниченной ответственностью преимущества объединения лиц и капиталов, предоставляет участникам возможность строго ограничить круг лиц, вовлеченных в деятельность общества. Поэтому уставом ООО может быть предусмотрен запрет на продажу или уступку доли участника третьим лицам. Также возможность отчуждения доли, в том числе другому участнику, может быть ограничена необходимостью получения согласия остальных участников общества.

Во-вторых, преимущественное право покупки доли действует только в отношении возмездного отчуждения доли или ее части. Реализация преимущественного права происходит следующим образом. Участник общества, намеренный продать свою долю третьему лицу, письменно извещает об этом остальных участников общества и само общество с указанием цены и других условий ее продажи. При этом такое извещение нельзя рассматривать в качестве оферты для заключения договора, так как оно носит уведомительный характер и не направлено непосредственно на возникновение соответствующих отношений. При получении решения участников или общества о реализации преимущественного права у лица, намеренного продать долю, остается выбор: согласиться на продажу доли участникам, изменить условия предложения и заново уведомить об этом участников или же отказаться вовсе от намерения отчуждать долю или ее часть в обществе с ограниченной ответственностью.

При нарушении преимущественного права отчуждения доли сделка по отчуждению не является недействительной. Законодатель предусмотрел иные последствия - любой участник общества, а в соответствующем случае само общество вправе в течение трех месяцев с момента, когда участник общества или общество узнали либо должны были узнать о таком нарушении, потребовать в судебном порядке перевода на них прав и обязанностей покупателя по договору купли-продажи доли.

Сделка купли-продажи (уступка в иной форме) доли в уставном капитале общества совершается в простой письменной форме, если уставом общества не предусмотрено требование о совершении ее в нотариальной форме. Несоблюдение формы сделки по уступке доли, установленной законом или уставом общества, влечет ее недействительность.

Другой комментарий к Ст. 93 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. Правила ст. 93 имеют принципиальное значение для правовой конструкции ООО, поскольку позволяют сохранять закрытый характер ООО и не допускать появление новых лиц среди участников ООО.

Кодекс, а вслед за ним и Закон об ООО предусматривают два способа добровольного прекращения членства в ООО: посредством уступки доли в уставном капитале ООО или отчуждения доли по иным основаниям (ст. 93 ГК, ст. ст. 21 - 24 Закона об ООО), а также путем выхода участника из общества (ст. 94 ГК, ст. 26 Закона об ООО). При том прекращение членства в связи с отчуждением доли возможно лишь при отчуждении участником общества всей принадлежащей ему доли; между тем участник вправе уступить иному лицу не всю долю, а лишь ее часть, соответственно с переходом к другому участнику общества или иному лицу доля участника в уставном капитале ООО уменьшается в соответствующей части, но отношения членства с ООО не прекращаются (здесь и далее, если специально не оговорено иное, под долей в уставном капитале ООО будет пониматься также и часть доли участника).

Нормы п. п. 1 и 2 ст. 93 посвящены принципиально разным ситуациям: в п. 1 идет речь об обороте долей среди участников общества, когда новое лицо не допускается в ООО, в то время как п. 2 посвящен порядку отчуждения доли иному лицу (в терминологии ГК и Закона об ООО - третьему лицу), не являющемуся участником ООО.

Общим принципом оборота долей внутри существующего круга участников ООО, закрепленным в п. 1 комментируемой статьи, является право участника ООО свободно отчуждать долю другим участникам общества, причем как всю долю, так и ее часть, в пользу всех либо отдельных участников. Согласно п. 1 ст. 93 участник, намеренный продать долю иным участникам ООО, вправе распорядиться ею так, как он пожелает, он не обязан предлагать ее всем участникам, соблюдать ограничения по пропорциональному предложению всем участникам общества (пропорционально имеющимся у других участников долям), получать согласие иных участников на отчуждение доли конкретному участнику. Таким образом, Кодекс не предусматривает каких-либо ограничений на сей счет, не допускает ГК также и каких-либо отступлений по данному вопросу, которые могли бы закрепляться в специальном законе или уставе общества.

Однако Закон об ООО существенно ограничивает указанный принцип, предусматривая в п. 1 ст. 21 следующие правила: участник ООО вправе продать или иным образом уступить свою долю в уставном капитале общества либо ее часть одному или нескольким участникам данного общества; согласие общества или других участников на совершение такой сделки не требуется, если иное не предусмотрено уставом общества. Очевидно, что специальный закон (Закон об ООО) принцип, закрепленный в п. 1 ст. 93 ГК как императивная норма, переводит в разряд нормы диспозитивной, допуская возможность отступления от указанной нормы-принципа, если соответствующие положения будут предусмотрены уставом ООО.

Это противоречие приводит к возникновению на практике существенных трудностей, связанных с ограничением обращения долей среди участников общества. Так, положения устава ООО, предусматривающие какие-либо ограничения по данному вопросу, исходя из буквального содержания п. 1 ст. 93 ГК, являются недопустимыми; в то же время аналогичные по содержанию ограничения, закрепленные уставом в развитие п. 1 ст. 21 Закона об ООО, будут признаваться законными. При разрешении соответствующих споров подобное противоречие в зависимости от того или иного его решения приведет к разным результатам. Несмотря на формально-юридическое противоречие правил п. 1 ст. 21 Закона об ООО императивной норме п. 1 ст. 93 ГК и вытекающее из него нарушение п. 2 ст. 3 и п. 3 ст. 87 ГК (см. комментарий к п. 3 ст. 87), представляется, что решение, содержащееся в п. 1 ст. 21 Закона об ООО, допускающее отступление от общего правила свободного обращения долей среди участников общества, является более гибким с политико-правовой точки зрения и более верно отражает потребности хозяйственного оборота, а потому, несмотря на очевидное противоречие, которое должно было бы решаться исходя из п. 2 ст. 3 ГК в пользу Кодекса (п. 1 ст. 93), приоритет в данной коллизии все же следует отдать норме п. 1 ст. 21 Закона об ООО. Судебно-арбитражная практика также не видит ничего предосудительного в норме п. 1 ст. 21 Закона (см. пп. "а" п. 12 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 9 декабря 1999 г. N 90/14). Действительно, если участники ООО желают ограничить обращение долей даже внутри имеющегося состава участников, то подобная возможность должна быть предоставлена им законом, тем более что в таком случае права участника защищаются императивной нормой п. 3 ст. 93, предусматривающей безусловное право участника требовать выплаты действительной стоимости доли в случае, когда ее отчуждение становится невозможным.

Таким образом, общим правилом для обращения долей среди участников ООО в уставном капитале общества является право свободной продажи или уступки иным образом доли (части доли) от одного участника другому, право выбора возможного приобретателя доли или ее части в таком случае принадлежит участнику, отчуждающему долю или ее часть; согласие общества или других участников на совершение подобной сделки не требуется, если иное не предусмотрено уставом общества. Внесение изменений в устав ООО по данному вопросу осуществляется в общем порядке, предусмотренном п. 8 ст. 37 Закона об ООО, т.е. большинством не менее 2/3 голосов от общего числа голосов участников ООО, если необходимость большего числа голосов для внесения изменений в устав не предусмотрена уставом общества (см. комментарий к п. 3 ст. 91).

2. В отличие от п. 1, имеющего значение для существующего круга участников ООО, норма п. 2 комментируемой статьи направлена на предотвращение появления новых лиц в числе участников ООО.

Одним из принципиальных отличий ООО от конструкции АО, особенно публичной корпорации (в отечественной терминологии - открытого акционерного общества - ОАО), выступает закрытый ООО, позволяющий участникам такого общества поддерживать однородный состав внутренних инвесторов. Конструкция ООО изначально ориентирована на ограниченное число участников подобного юридического лица (см. комментарий к п. 1 ст. 88), а потому для данного общества, с одной стороны, может предусматриваться сравнительно неформальная внутренняя корпоративная структура (большая свобода в конструировании внутренних органов, крайне слабые требования к порядку созыва и проведения общего собрания участников и проч.), а с другой - возможность приобретения долей в уставном капитале сторонними лицами (аутсайдерами) может быть очень существенно ограничена, при этом права и законные интересы неопределенного круга лиц существенно нарушаться не будут. Соответственно, предназначение публичной корпорации (ОАО) как инструмента ведения предпринимательской деятельности предполагает наличие в принципе неограниченного круга внутренних инвесторов (акционеров), заинтересованных в получении спекулятивного дохода от участия в основном капитале такой организации, в то же время ООО, как усеченное корпоративное образование, ориентировано на ограниченный круг потенциальных инвесторов, заинтересованных в развитии конкретного бизнеса, ведущегося через ООО, а потому имеющих вполне понятный интерес в сохранении однажды сложившегося круга внутренних инвесторов ООО.

Правовыми формами, используемыми законодательством о юридических лицах, которые позволяют поддерживать постоянный характер состава участников ООО, являются процедура дачи согласия на переход доли от участника к третьему лицу, а также запрет на отчуждение доли третьему лицу (когда включение указанных ограничений в устав ООО допускается законодательством), и, наконец, преимущественное право участников ООО на приобретение доли, продаваемой третьему лицу.

В качестве общего правила п. 2 ст. 93 предусматривает следующее:

1) участник ООО вправе произвести отчуждение принадлежащей ему доли (части доли) в уставном капитале ООО третьему лицу, если иное не предусмотрено уставом ООО (диспозитивная норма);

2) при отчуждении участником ООО доли (части доли) третьему лицу в любом случае включается механизм преимущественного права приобретения остающимися участниками доли (части доли) по цене и на условиях, по которым она предлагается третьему лицу (императивная норма). Указанное преимущественное право предоставляется участникам в любом случае, миновать такое право участник может не иначе как при условии, что от его реализации остающиеся участники отказались.

Итак, следует более подробно рассмотреть указанные правила с позиций защиты внутренних инвесторов ООО.

Во-первых, п. 2 ст. 93 ГК, а вслед за ним и п. 2 ст. 21 Закона об ООО допускают, что уставом ООО может быть предусмотрено "иное" по отношению к праву участника произвести отчуждение принадлежащей ему доли (части доли) в уставном капитале ООО третьему лицу. Отступление, допускаемое путем включения соответствующих положений в устав ООО, может производиться в одной из указанных выше форм: согласие остающихся в ООО участников на отчуждение доли участника третьему лицу, преимущественное право участников ООО на приобретение доли, продаваемой третьему лицу, запрет на отчуждение доли третьему лицу. Из трех приведенных вариантов преимущественное право приобретения доли необходимо оставить в стороне, поскольку Кодекс и Закон об ООО предусматривают на сей счет специальные правила, следовательно, остается лишь два варианта "иного" для целей абз. 1 п. 2 ст. 93: согласие остающихся участников на отчуждение доли или полный запрет на ее отчуждение третьему лицу. При этом устав общества может предусматривать необходимость получения согласия на отчуждение доли не только путем совершения договора купли-продажи, но также по другим сделкам и иным основаниям, в том числе при безвозмездном отчуждении доли (ср. с п. 5 ст. 21 Закона об ООО: уставом ООО может быть предусмотрена необходимость получить согласие общества или остальных участников на уступку доли (части доли) участника третьим лицам иным образом, чем продажа); единственным исключением в этом случае будет приобретение доли на публичных торгах - здесь согласие участников ООО или общества не имеет значения (п. 9 ст. 21 Закона об ООО).

Если уставом предусматривается запрет на отчуждение доли, то подобное отступление в уставе ООО от общей нормы закона перекрывает правила о преимущественном праве остающихся участников (абз. 2 п. 2 ст. 93), а потому нормы о преимущественном праве оказываются излишними. Если устав предусматривает необходимость получения согласия остающихся участников на отчуждение доли третьему лицу, то подобное положение устава также имеет преимущество над общей нормой закона о преимущественном праве остающихся участников (абз. 2 п. 2 ст. 93), положения о преимущественном праве могут применяться лишь в части, не покрытой процедурой дачи согласия остающимися участниками. При отчуждении в указанных случаях долей с нарушением положений устава, принятых в развитие п. 2 ст. 93, соответствующие сделки должны признаваться недействительными в силу ст. 168 ГК как совершенные с нарушением требований закона (п. 2 ст. 93 ГК РФ).

Во-вторых, преимущественное право участников ООО приобрести долю по цене и на условиях предложения третьему лицу представляет собой один из механизмов защиты от появления в ООО стороннего лица - механизма, который в обязательном порядке применяется как последний, или остаточный, способ защиты остающихся участников.

Правовая конструкция преимущественного права приобретения доли участника, намеренного продать ее и тем самым прекратить членские отношения с обществом, строится таким образом, что участник, намеренный продать третьему лицу свою долю, не получает какого-либо одобрения прочих участников или общества, однако вместо согласия на отчуждение доли третьему лицу остающиеся участники в силу прямого указания закона как бы допускаются вперед к продавцу доли и им предоставляется возможность приобрести отчуждаемую долю, иными словами, остающимся участникам предоставляется возможность выступать приобретателем доли на тех же условиях, как это мог бы сделать потенциальный приобретатель - третье лицо. При подобной конструкции достигается баланс интересов как участника, намеренного продать долю, так и остающихся участников, поскольку для обеих сторон (продающего долю участника и прочих остающихся участников) не исключается возможность достичь того, чего они желают: для отчуждающего долю участника - произвести отчуждение доли, а для других участников - не допустить появления в обществе нежелательных аутсайдеров, что в более отдаленной перспективе может привести к утрате контроля над обществом.

Именно потому, что преимущественное право направлено на защиту остающихся участников, а также предотвращает неконтролируемое отчуждение доли аутсайдерам, подобное право распространяется лишь на случаи отчуждения доли третьим лицам, не являющимся участниками. Понимание преимущественного права как правовой конструкции, направленной на уравновешение интересов лица, отчуждающего какие-либо имущественные права, связанные с замкнутым кругом лиц, точнее, права, в которых такой круг лиц имеет общие имущественные интересы, и лиц, которые входят в указанный круг, находит свое подтверждение в иных институтах гражданского права. К примеру, схожая логика и ее правовое выражение наблюдаются в случае с преимущественным правом покупки доли в праве общей собственности при продаже ее постороннему лицу (см. комментарий к ст. 250 ГК РФ), при обращении взыскания на нее кредиторами (см. комментарий к ст. 255 ГК РФ), а также при переходе прав на имущество, как внесенное товарищами, так и полученное при осуществлении совместной деятельности по договору простого товарищества (ст. 1043 ГК РФ), при выделе доли товарища в договоре простого товарищества по требованию кредитора (ст. 1049 ГК РФ). Аналогичным образом преимущественное право закрепляется в отношении паев производственного кооператива (см. комментарий к п. 3 ст. 111). Во всех указанных случаях при возникновении опасности перехода прав на соответствующее имущество, имущественное право или интерес к другому лицу, являющемуся аутсайдером, лицам, объединенным общим интересом, предоставляется возможность заступить на место приобретателя соответствующего права преимущественно перед третьими лицами и реализовать право на приобретение имущества так, как это мог бы сделать аутсайдер - третье лицо.

Напротив, в юридических лицах, относящихся к союзам лиц, где крайне силен личностный элемент, используется совершенно иная конструкция, предусматривающая необходимость получения согласия, одобрения прочих лиц, имеющих общий имущественный интерес: в качестве примера можно указать на порядок передачи доли в складочном капитале полного товарищества (ст. 79 ГК РФ) и товарищества на вере (п. 2 ст. 82 и ст. 79 ГК РФ). Допускается такая возможность как альтернатива к общей норме п. 2 ст. 93 и для ООО (отчуждение доли третьему лицу), а также п. 1 ст. 21 Закона об ООО (отчуждение доли между участниками), однако по общему правилу согласие участников на переход является хотя и допустимым, но не типичным для ООО.

Из указанного понимания преимущественного права приобретения долей в уставном капитале ООО следует существенный практический вывод: подобное право не может сковывать существующий состав участников ООО, для этого у участников имеется возможность (абз. 1 п. 2 ст. 93) превратить ООО в совершенно закрытое образование, предусмотрев запрет на отчуждение доли третьему лицу либо необходимость получения согласия на такое отчуждение. Иными словами, преимущественное право действует лишь постольку, поскольку оно не превращается в обязательное получение согласия участников или общества на отчуждение доли. Таким образом, преимущественное право приобретения долей в уставном капитале ООО вне зависимости от того, как оно интерпретировано в уставе общества или реализуется на практике применения правил абз. 2 п. 2 ст. 93 ГК или соответствующих положений устава общества, не может выходить за рамки указанного понимания такого права.

Преимущественное право, предусматриваемое п. 2 ст. 93, по своей природе является обязательственным, возникающим при наличии ряда юридических фактов (сложного юридического состава), при этом оно вытекает непосредственно из нормы закона, а не из соглашения сторон. Особенностью этого права является его строго личный характер, поскольку таким правом наделяются только строго определенные лица - остающиеся в ООО участники.

Уступка преимущественного права другому лицу не допускается (п. 4 ст. 21 Закона об ООО), в противном случае механизм защиты, обеспечиваемый таким правом, мог бы оказаться неработающим: при невозможности произвести отчуждение доли в обход преимущественного права его уступка приводила бы к аналогичным последствиям, что и отчуждение доли. Уступка преимущественного права между участниками ООО недопустима также с политико-правовых позиций, поскольку в таком случае участники получали бы возможность реализовать преимущественное право непропорционально имеющимся у них долям, в то время как подобная возможность обставлена в Законе об ООО существенными ограничениями: возможность реализации преимущественного права непропорционально имеющимся долям должна быть единогласно одобрена участниками (абз. 3 п. 4 ст. 21 Закона об ООО).

Предоставляемое участникам ООО преимущественное право купить долю (ее части) участника пропорционально размерам своих долей предполагает возможность приобрести ее по цене и на условиях, на которых она предлагается третьему лицу. Ни Кодексу, ни Закону об ООО не известна конструкция преимущественного права приобретения доли не по цене предложения третьему лицу, а по иной цене (например, по заранее определенной (к примеру, уставом или соглашением сторон) цене либо по цене, подлежащей определению с учетом каких-либо оговоренных критериев). Поэтому до тех пор, пока в ГК и Закон об ООО не будут внесены соответствующие изменения, отчуждение доли не по цене предложения третьему лицу нельзя признать допустимым.

В правоприменительной практике вопросы, связанные с реализацией преимущественного права участников ООО, составляют одну из наиболее сложных проблем, возникающих в связи с деятельностью ООО. Подобные трудности порождены крайне слабой проработкой данных вопросов как в ГК, так и в Законе об ООО. Порядок осуществления преимущественного права участников ООО, предусмотренного п. 2 ст. 93 ГК, более детально регламентирован п. 4 ст. 21 Закона об ООО.

В п. 4 ст. 21 наряду с преимущественным правом участников ООО предусматривается также преимущественное право самого общества, однако оно должно быть закреплено уставом общества. Согласно п. 4 ст. 21 Закона об ООО участники ООО пользуются преимущественным правом покупки доли (части доли) участника общества по цене предложения третьему лицу пропорционально размерам своих долей, если уставом общества или соглашением участников общества не предусмотрен иной порядок осуществления данного права; уставом общества может быть предусмотрено преимущественное право общества на приобретение доли (части доли), продаваемой его участником, если другие участники общества не использовали свое преимущественное право покупки доли (части доли).

Под иным порядком осуществления рассматриваемого преимущественного права следует признать, например, такой порядок, при котором доля предлагается всем участникам ООО, однако непропорционально имеющимся у них долям. При этом в уставе или соглашении сторон может быть указан один из следующих вариантов: доля предлагается остающимся участникам непропорционально, а распределение доли среди участников устанавливается либо по усмотрению продавца, либо по соглашению между участниками (между участниками и продавцом). Единственным ограничением здесь является то, что при любом варианте продавец доли не вправе, ссылаясь на соответствующие положения устава ООО или соглашение сторон, устанавливающие иной порядок реализации преимущественного права, предложить участникам лишь часть продаваемой доли либо предложить долю не всем участникам, а лишь некоторым из них. Включение подобных положений в устав общества не допускается как противоречащее п. 2 ст. 93 ГК и п. 4 ст. 21, а потому вся доля (вся часть доли), которую продавец намеревается продать третьему лицу, должна быть предложена всем участникам хотя бы непропорционально имеющимся у них долям.

Положения, устанавливающие порядок осуществления преимущественного права покупки доли (части доли) непропорционально размерам долей участников, могут быть предусмотрены уставом ООО при его учреждении, внесены, изменены или исключены из устава ООО по решению общего собрания участников, принятому всеми участниками единогласно (абз. 3 п. 4 ст. 21 Закона об ООО).

Закрепление в уставе ООО так называемой ступенчатой системы предложения доли участникам, когда продавец при отказе одного участника от приобретения соответствующей части доли обязан повторно предложить ее другому участнику вплоть до последнего участника, является несоразмерным ограничением гражданских прав, поскольку в таком случае преимущественное право приобретения доли фактически превращается в процедуру получения согласия на отчуждение доли.

Соответственно, если в течение месячного срока (если иной срок не установлен уставом общества или соглашением сторон) при подаче заявок на покупку предлагаемой доли отдельные участники откажутся от приобретения причитающейся части доли, пропорциональной их доле в уставном капитале ООО (части доли, определенной исходя из положений устава общества или соглашения сторон, устанавливающих иной порядок осуществления преимущественного права, отличный от установленного п. 4 ст. 21), либо реализуют свое право частично, т.е. приобретут лишь часть предложенной им доли, лицо, намеренное продать долю (часть доли), вправе продать ее третьему лицу (абз. 2 п. 4 ст. 21). Как разъяснили высшие судебные инстанции, если участники ООО или общество не воспользуются преимущественным правом покупки всей доли, предлагаемой для продажи, в течение месяца со дня извещения их об этом, доля может быть продана третьему лицу по цене и на условиях, сообщенных обществу и его участникам (пп. "д" п. 12 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 9 декабря 1999 г. N 90/14). Таким образом, для преимущественного права участников ООО действует принцип "все или ничего": остающиеся участники обязаны приобрести всю долю (часть доли) по цене и на условиях предложения третьему лицу, приобретение только части доли (части в предлагаемой части доли) не допускается. При этом продавец доли не обязан повторно предлагать долю в оставшейся части другим участникам даже в том случае, если такая обязанность предусмотрена уставом общества.

Очевидно, что приведенное решение выгодно только уходящему участнику, но не учитывает интересов остающихся, поскольку третьему лицу, приобретающему долю, достаточно договориться с участником, отчуждающим долю, о завышении цены, чтобы реальное осуществление преимущественного права стало невозможным. Единственным средством защиты для остающихся участников в таком случае является предъявление иска о признании соответствующей сделки недействительной как притворной (п. 2 ст. 170 ГК РФ), однако сложности, связанные с процессом доказывания в такого рода делах, оставляют истцам слишком мало шансов на благоприятный исход дела.

Участник ООО, намеренный продать свою долю (часть доли) третьему лицу, в порядке реализации преимущественного права остающихся участников обязан письменно известить об этом остальных участников ООО и само общество (в случае, когда уставом общества предусмотрено преимущественное право приобретения доли обществом) с указанием цены и других условий ее продажи. В уставе ООО может быть предусмотрено, что извещения участникам ООО направляются через общество.

Реализация преимущественного права приобретения доли самим обществом, когда такая возможность предусмотрена уставом ООО, отличается рядом особенностей. Помимо того, что это невозможно без соответствующего указания в уставе общества, данное право может быть реализовано обществом лишь в случае, когда участники не использовали свое преимущественное право, а также реализовано в рамках единого (для участников и общества) срока, но лишь после того, как оно не было использовано участниками. Иными словами, течение срока на осуществление преимущественного права ООО не начинается вновь после того, как его не реализовали участники; оно начинается одновременно как для участников, так и для общества. Если иное не установлено уставом общества или соглашением сторон, продолжительность этого срока составляет один месяц.

Таким образом, общество является в этом случае последним лицом, которое может осуществить право приобретения доли преимущественно перед сторонним (по отношению к участникам) покупателем.

Порядок реализации преимущественного права общества на приобретение доли несколько отличается от порядка реализации этого права участниками, причем основное отличие состоит в следующем: когда уставом общества не предусматривается возможность реализации обществом указанного права, при отказе отдельных участников от реализации своего преимущественного права полностью или в части продавец доли вправе продать ее третьему лицу вне зависимости от того, какой порядок реализации указанного права участниками предусмотрен уставом. Иными словами, при отказе от реализации преимущественного права или его неиспользовании отдельными участниками преимущественное право не переходит к другим участникам в соответствующей части. Однако когда такое право закрепляется за самим ООО, то неиспользование отдельным участником преимущественного права фактически является направленным отказом в пользу общества на реализацию преимущественного права, поскольку это означает автоматическое возникновение возможности у общества на осуществление указанного преимущественного права.

Преимущественное право ООО приобретения доли, закрепленное уставом общества или предусмотренное соглашением сторон, не является обязанностью общества, так же как оно не является обязанностью для участников, а потому общество, несмотря на соответствующие положения устава, может отказаться от реализации своего преимущественного права или не осуществить его в рамках срока, отведенного на его реализацию. Учитывая, что компетенция совета директоров (наблюдательного совета) исчерпывающим образом определена п. 2 ст. 32 Закона об ООО (см. комментарий к п. п. 1 и 2 ст. 91), а отнесение данного вопроса к компетенции общего собрания участников лишено смысла, поскольку в таком случае происходило бы "удвоение" преимущественного права участников, то принятие решения о реализации или об отказе от использования преимущественного права общества приобретения доли (части доли) относится к компетенции исполнительного органа ООО.

В отличие от сделок по отчуждению доли, совершенных с нарушением порядка, предусмотренного уставом ООО в соответствии с абз. 1 п. 2 ст. 93 (когда отчуждение доли третьему лицу уставом запрещено или требуется согласие участников), для сделок, совершенных с нарушением преимущественного права, предусматриваются специальные (по отношению к ст. 168 ГК РФ) последствия, выводящие подобные сделки не только из разряда ничтожных, но и предусматривающие специальные правовые последствия (по отношению к общей норме о двусторонней реституции - см. п. 3 комментария к ст. 167). Нарушения преимущественного права: согласно абз. 4 п. 4 ст. 21 Закона об ООО при продаже доли (части доли) с нарушением преимущественного права покупки любой участник ООО и (или) общество, если уставом общества предусмотрено преимущественное право общества на приобретение доли (части доли), вправе в течение трех месяцев с момента, когда участник ООО или общество узнали либо должны были узнать о таком нарушении, потребовать в судебном порядке перевода на них прав и обязанностей покупателя.

Указанный трехмесячный срок является пресекательным, а потому с его истечением права на долю безвозвратно переходят к приобретателю.

3. Норма п. 3 комментируемой статьи направлена на обеспечение возврата инвестиций, вложенных участником ООО, на случай, когда прочие механизмы их возврата, например отчуждение доли другому участнику или третьему лицу, оказываются неработающими. В данном случае Кодекс, а вслед за ним п. 2 ст. 23 Закона об ООО предусматривают безусловную обязанность ООО приобрести долю участника общества и выплатить ему действительную стоимость его доли (части доли), которая определяется на основании данных бухгалтерской отчетности ООО за последний отчетный период, предшествующий дню обращения участника с таким требованием, или с согласия участника общества выдать ему в натуре имущество такой же стоимости. Очевидно, что порядок выплаты действительной стоимости доли (части доли) отличается от схожей с ним по существу выплаты действительной стоимости доли при выходе участника из общества (см. комментарий к ст. 94).

Обязанность по приобретению доли возникает у ООО в случаях, когда:

уставом ООО уступка доли (части доли) участника третьим лицам запрещена, а другие участники ООО либо само общество от ее приобретения отказываются;

уставом ООО предусмотрена необходимость получить согласие участников общества или общества на уступку доли (части доли), а в даче такого согласия отказано.

4. Норма п. 4 комментируемой статьи направлена на предотвращение циркуляции в обороте неоплаченных долей в уставном капитале ООО, а кроме того, является некоторым продолжением логики, заложенной в п. п. 3 - 6 ст. 90 ГК (см. соответствующий комментарий). Допущение возможности выхода в оборот долей, не оплаченных при учреждении ООО либо при увеличении уставного капитала общества, направлено таким образом на поддержание постоянного характера уставного капитала ООО.

В остальном уступка долей, оплаченных в установленном порядке и в предусмотренные законом сроки, осуществляется по правилам п. 6 ст. 21 Закона об ООО. Такая уступка совершается в простой письменной форме, если требование о ее совершении в нотариальной форме не предусмотрено уставом ООО, при этом несоблюдение формы сделки по уступке доли (части доли) влечет ее недействительность. ООО, доля которого уступается, должно быть письменно уведомлено о состоявшейся уступке с представлением доказательств этого. Приобретатель доли (части доли) в уставном капитале ООО осуществляет права и несет обязанности участника общества с момента уведомления общества об указанной уступке, а не с момента государственной регистрации соответствующих изменений в учредительных документах ООО.

5. Ситуация, при которой юридическое лицо торгового права получает в распоряжение доли в собственном основном капитале, является аномалией, противоречащей назначению такого юридического лица как инструмента его внутренних инвесторов по ведению предпринимательской деятельности, а потому законодатель пытается либо исключить в принципе возникновение подобных ситуаций, либо минимизировать негативные последствия таких аномальных явлений. Учитывая, что исключить возможность приобретения ООО долей в собственном уставном капитале полностью нельзя, законодатель предусматривает ограничения для подобных случаев, в частности, путем введения нормы п. 5 рассматриваемой статьи, согласно которой ООО обязано реализовать ранее приобретенную долю в собственном уставном капитале своим участникам или третьим лицам в сроки и в порядке, которые предусмотрены Законом об ООО и учредительными документами общества, либо уменьшить свой уставный капитал в соответствии с п. п. 4 и 5 ст. 90 ГК.

Более детально правовой режим долей в собственном уставном капитале, перешедших в распоряжение ООО, определяется ст. 24 Закона об ООО, согласно которой доли, принадлежащие обществу, не учитываются при определении результатов голосования на общем собрании участников, а также при распределении прибыли и имущества ООО в случае его ликвидации. Доля, принадлежащая ООО, в течение одного года со дня ее перехода к обществу должна быть по решению общего собрания участников общества распределена между всеми участниками пропорционально их долям в уставном капитале либо продана всем или некоторым участникам и (или), если это не запрещено уставом общества, третьим лицам и полностью оплачена. Нераспределенная или непроданная часть доли должна быть погашена с соответствующим уменьшением уставного капитала общества. Продажа доли участникам ООО, в результате которой изменяются размеры долей его участников, продажа доли третьим лицам, а также внесение связанных с продажей доли изменений в учредительные документы общества осуществляются по решению общего собрания, принятому всеми участниками общества единогласно (здесь реализуется тот же принцип, что и при увеличении уставного капитала ООО - см. комментарий к п. 6 ст. 90).

В правоприменительной практике неоднократно возникал вопрос, распространяется ли режим долей, принадлежащих обществу, на неоплаченные при учреждении общества доли, а также доли, перешедшие к обществу в порядке реализации преимущественного права ООО на приобретение доли (п. 4 ст. 21 Закона об ООО). Как указывалось выше (см. комментарий к п. п. 3 и 6 ст. 90), правила ст. 24 Закона об ООО в части, касающейся возможности последующего перераспределения долей, не применяются к неоплаченным долям. Напротив, в отношении долей, перешедших к ООО в порядке п. 4 ст. 21 Закона об ООО (при реализации обществом преимущественного права), правила ст. 24 Закона об ООО подлежат применению в полном объеме.

Также часто на практике возникают вопросы, касающиеся того, что следует понимать под распределением или продажей долей для целей ст. 24 Закона об ООО. Действительно, в абз. 2 ст. 24 производится противопоставление понятий распределения доли и ее продажи, следовательно, можно сделать вывод, что распределение доли вышедшего участника и ее продажа - это разные процедуры. Кроме того, из лексического анализа абз. 2 ст. 24 следует, что требование о полной оплате доли относится лишь к ее продаже. На это же указывает абз. 3 названной статьи, предусматривающий, что документы для государственной регистрации изменений в учредительные документы ООО по изменению состава участников и распределению уставного капитала, а в случае продажи доли также документы, подтверждающие оплату проданной обществом доли, должны быть представлены органу, осуществляющему государственную регистрацию юридических лиц, в течение одного месяца со дня принятия решения об утверждении итогов оплаты долей участниками общества и о внесении соответствующих изменений в его учредительные документы. Следует также иметь в виду, что с выходом участника из ООО производится не выплата самой доли в уставном капитале (номинала доли и некой дополнительной составляющей), а именно действительной стоимости доли (п. п. 2, 3 ст. 26 Закона об ООО).

Принимая во внимание, что Закон об ООО проводит разграничение между распределением доли и ее продажей, с учетом отмеченных выше различий можно прийти к заключению, что поскольку иное прямо не оговорено в Законе об ООО, то распределение доли между участниками возможно даже без оплаты со стороны участников получаемых частей доли. В пользу такого решения указывало бы не только то, что доля фактически уже оплачена ранее по номиналу, но также и то, что с подобным приобретением распределение голосов остающихся участников не изменится (в относительном выражении). Напротив, продажу доли участникам ООО, в результате которой изменяются размеры долей его участников, Закон об ООО обставляет рядом ограничений: такая продажа, а также внесение связанных с продажей доли изменений в учредительные документы ООО осуществляются по решению общего собрания, принятому всеми участниками единогласно (абз. 2 ст. 24 Закона об ООО).

Представляется, что в целях устранения возможных недоразумений в уставы ООО следовало бы включать ряд положений, уточняющих формулировки ст. 24 Закона об ООО и направленных на развитие логики закона, а именно:

распределение доли (части доли) между участниками ООО допускается лишь в случае, если до перехода доли (части доли) к ООО она была оплачена в соответствующей части внесением вклада в уставный капитал ООО либо предоставлением компенсации, предусмотренной п. 3 ст. 15 Закона об ООО;

продажа долей, приобретенных ООО в соответствии с федеральным законом (Законом об ООО), в том числе долей вышедших участников ООО, осуществляется по цене не ниже той стоимости, которая была уплачена обществом в связи с переходом к нему доли (части доли), если иная цена не определена решением общего собрания участников;

нераспределенная или непроданная в установленные сроки доля (часть доли) должна быть погашена с соответствующим уменьшением уставного капитала ООО.

6. Норма п. 6 комментируемой статьи развивает положения иных пунктов ст. 93, в частности п. п. 2 и 3. Участники ООО вправе распространить одну из форм защиты от появления сторонних лиц в числе участников ООО, в данном случае - согласие на переход доли, не только на случаи отчуждения доли по основаниям, вытекающим из гражданско-правовых сделок, но также и на случаи перехода доли в порядке универсального правопреемства. В п. 6 ст. 93 идет речь именно о переходе доли в порядке универсального правопреемства - наследования (как по закону, так и по завещанию) и реорганизации (во всех известных Кодексу формах: преобразование, присоединение, слияние, выделение, разделение).

В случае если на переход доли к правопреемникам наследодателя или реорганизованного юридического лица, являвшихся участниками ООО, требуется в силу положений устава согласие участников ООО, то при отказе в даче такого согласия наступают последствия, во многом аналогичные п. 3 ст. 93: общество обязано выплатить наследникам или правопреемникам прежнего участника ООО действительную стоимость доли или выдать им в натуре имущество на такую стоимость. Порядок выплаты действительной стоимости в таком случае определяется п. 5 ст. 23 Закона об ООО: выплата действительной стоимости доли правопредшественника, являвшегося участником ООО, осуществляется на основании данных бухгалтерской отчетности ООО за последний отчетный период, предшествовавший дню смерти наследодателя либо реорганизации соответствующего юридического лица.

Действительная стоимость доли участника общества согласно п. 2 ст. 14 Закона об ООО соответствует части стоимости чистых активов ООО, пропорциональной размеру доли участника. Порядок определения стоимости чистых активов ООО регламентируется подзаконным нормативным актом, равно применимым к АО и ООО (см.: Порядок оценки стоимости чистых активов акционерных обществ, утвержденный Приказом Минфина России и ФКЦБ России от 29 января 2003 г. N 10н, 03-б/пз // РГ. 2003. 19 марта. N 51).