Перейти к основному содержанию

Статья 213 ГК РФ. Право собственности граждан и юридических лиц

Новая редакция Ст. 213 ГК РФ

1. В собственности граждан и юридических лиц может находиться любое имущество, за исключением отдельных видов имущества, которое в соответствии с законом не может принадлежать гражданам или юридическим лицам.

2. Количество и стоимость имущества, находящегося в собственности граждан и юридических лиц, не ограничиваются, за исключением случаев, когда такие ограничения установлены законом в целях, предусмотренных пунктом 2 статьи 1 настоящего Кодекса.

3. Коммерческие и некоммерческие организации, кроме государственных и муниципальных предприятий, а также учреждений, являются собственниками имущества, переданного им в качестве вкладов (взносов) их учредителями (участниками, членами), а также имущества, приобретенного этими юридическими лицами по иным основаниям.

4. Общественные и религиозные организации (объединения), благотворительные и иные фонды являются собственниками приобретенного ими имущества и могут использовать его лишь для достижения целей, предусмотренных их учредительными документами. Учредители (участники, члены) этих организаций утрачивают право на имущество, переданное ими в собственность соответствующей организации. В случае ликвидации такой организации ее имущество, оставшееся после удовлетворения требований кредиторов, используется в целях, указанных в ее учредительных документах.

Комментарий к Ст. 213 ГК РФ

1. В комментируемой статье в качестве основополагающего закреплен принцип, в соответствии с которым в собственности граждан и юридических лиц может находиться любое имущество, за исключением отдельных его видов.

Право собственности граждан и юридических лиц в юридической науке иногда называют правом частной собственности.

2. В п. 3 комментируемой статьи установлен общий принцип, по которому юридические лица являются собственниками своего имущества.

Судебная практика.

С момента внесения имущества в уставный (складочный) капитал и государственной регистрации соответствующих юридических лиц учредители (участники) названных юридических лиц утрачивают право собственности на это имущество (Постановление Пленума ВАС РФ от 25.02.1998 N 8).

Там же названы исключения: государственным, муниципальным предприятиям и учреждениям имущество принадлежит не на праве собственности, а на ином вещном праве (см. также ст. ст. 48, 113, 114, 120, 294, 296 ГК РФ).

3. В п. 4 комментируемой статьи названы некоммерческие организации, правомочия которых по владению, пользованию и распоряжению своим имуществом ограничены. Кроме того, детализируется правило п. 3 ст. 48 ГК о том, что учредители (участники) этих организаций не имеют в их отношении никаких имущественных прав, в данном случае - и после их ликвидации.

Другой комментарий к Ст. 213 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. Содержание комментируемой статьи уточняет и конкретизирует предыдущую статью, а также ст. 209 ГК. Сама по себе необходимость ст. 213 в ГК объясняется, по-видимому, тем, что существование частной собственности - а именно о ней идет речь в ст. 213 ГК - по ряду причин нуждается в дополнительном подтверждении законодателем.

В то же время содержащиеся в данной статье положения так или иначе воспроизводят уже имеющиеся в других статьях ГК.

2. В комментируемой статье сформулирован принцип, согласно которому в частной собственности может находиться любое имущество, за исключениями, установленными законом.

Закон может также ограничить количество и стоимость имущества, находящегося в частной собственности, но исключительно по основаниям, указанным в п. 2 ст. 1 ГК, т.е. исходя из целей защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов иных лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

К ограничениям частной собственности относятся и положения закона, сужающие возможность обращения взыскания на имущество должника, хотя такие ограничения сами по себе преследуют цели создания социальных гарантий гражданам. Например, установленный ст. 446 ГПК запрет на обращение взыскания на жилое помещение, принадлежащее должнику, если это помещение является единственным, не только ограничивает право собственности должника, но и создает препятствия для развития ипотеки как наиболее эффективного механизма развития жилищного строительства.

Указанная норма исключает и обращение взыскания на принадлежащие гражданину-должнику земельные участки, использование которых не связано с осуществлением гражданином-должником предпринимательской деятельности. Очевидно, что тем самым существенно ограничиваются права кредитора.

3. Право частной собственности защищается ст. 35 Конституции России. Конституционный Суд РФ неоднократно проверял различные законы на соответствие их содержания ст. 35 Конституции. При этом наряду с другими обсуждались и законы, устанавливающие те или иные ограничения частной собственности.

Ряд законов, так или иначе ограничивающих право частной собственности, Конституционный Суд РФ признал неконституционными.

4. В ст. 213 развиваются положения ГК (ст. 48 и др.), регулирующие имущественные отношения между учредителями и созданными ими коммерческими и некоммерческими организациями. В ней разграничиваются вещные и обязательственные права на имущество, закрепленное за коммерческими и некоммерческими организациями.

Общим является правило, согласно которому имущество, переданное такой организации, становится ее собственностью. А учредитель, передавший это имущество в качестве своего вклада, утрачивает право собственности на него и приобретает иное право - обязательственное. Однако существует группа организаций, право собственности которых на переданное им имущество по ряду причин не возникает. К таким организациям относятся государственные и муниципальные предприятия, а также учреждения, финансируемые собственником.

Необходимо отметить, что иные коммерческие организации, созданные путем внесения в уставный капитал государственного (муниципального) имущества, - акционерные или иные хозяйственные общества - являются частными собственниками переданного им имущества.

5. В ряде случаев имущество, внесенное в уставный капитал хозяйственного общества (товарищества), передается "без права отчуждения", "не в натуре" и с иными аналогичными формулировками, означающими, что собственник не выражает воли на отчуждение имущества.

Возникает вопрос о квалификации таких отношений.

В соответствии с п. 17 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 в этом случае участник передает не имущество в натуре, а лишь права владения и (или) пользования им.

Необходимо отметить, что само по себе это разъяснение кажется недостаточным, так как неясна природа возникающих прав. Конечно, никаких отдельно взятых прав "владения" и "пользования" не существует. Они не указаны среди вещных прав (ст. 216 ГК РФ), а также не являются вещными и потому, что всякое вещное право имеет установленное законом содержание, а применительно к "владению" или "пользованию" в каждом конкретном случае приходится говорить о конкретном объеме права, отличающем этот случай от иного (подробнее см. комментарий к ст. 209).

Следовательно, речь идет о правах обязательственных. Объем обязательственного права всецело определяется договором собственника с кредитором, у которого возникает право на эксплуатацию имущества. Поскольку в данном случае объем права на имущество определяется учредительным договором и иными соглашениями, заключенными в процессе создания общества, анализ именно этих соглашений и позволяет установить объем переданного права. В любом случае это право имеет определенную стоимость и оценку, которая соответствует полученным акциям.

В то же время любое обязательственное право на имущество является срочным. Срок действия права на имущество, переданное в уставный капитал, если иное не вытекает из учредительных документов, должен считаться равным сроку существования общества. Досрочное изъятие этого имущества либо совершение собственником иных действий, затрудняющих пользование имуществом, является незаконным.

Следует отметить, что неопределенность срока существования права не характерна для обязательственных прав, как и в целом передача имущества в уставный капитал, но не в собственность организации, не может считаться нормальной хозяйственной практикой. Дело в том, что третьи лица рассматривают все имущество, находящееся в ведении хозяйственного общества, как принадлежащее ему и являющееся базой его ответственности. Если существует возможность того, что какое-то имущество передано с условиями, то это значительно снижает хозяйственные возможности общества и увеличивает общие риски участников оборота. Поэтому правилом является именно внесение имущества в собственность общества, а иное может допускаться лишь как исключение, если об этом прямо сказано в учредительных документах.

Можно также заметить, что формулировка "внесение имущества в натуре" не имеет строгого юридического содержания. Возникающая при первом впечатлении идея противопоставления "собственно имущества", "имущества в натуре" и прав на имущество не вытекает из закона. Гражданский кодекс и другие законы всегда имеют в виду только передачу прав, но никак не вещей. Механическое движение вещей не охватывается правом, а является чисто физическим феноменом.

Точно так же "натура" вещи не имеет юридического содержания: для права вещь существует в совокупности ее качеств, среди которых "натуральность" не обнаруживается.

Учитывая это, следует признать условность применения самого термина "имущество в натуре".

6. Учредители (участники, члены) общественных и религиозных организаций (объединений), благотворительных и иных фондов также не являются собственниками имущества, переданного обществу как самими учредителями, так и иными лицами. Однако в отличие от коммерческих организаций учредители (участники, члены) организаций, указанных в п. 4 ст. 213, не приобретают и обязательственных прав в отношении этих организаций. Имущество, оставшееся после ликвидации упомянутых организаций, не возвращается учредителям, а направляется на те цели, для которых организации были созданы.