Перейти к основному содержанию

Статья 302 ГК РФ. Истребование имущества от добросовестного приобретателя

Новая редакция Ст. 302 ГК РФ

1. Если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли.

2. Если имущество приобретено безвозмездно от лица, которое не имело права его отчуждать, собственник вправе истребовать имущество во всех случаях.

Комментарий к Ст. 302 ГК РФ

1. Комментируемая статья содержит ограничения виндикации, при которых отдается предпочтение интересам добросовестного владельца перед интересами бывшего собственника. Данные ограничения, неизвестные римскому праву, были выработаны в европейском средневековом праве в связи с развитием торгового оборота и являются примером того, как противоправное состояние признается порождающим юридические последствия во имя правовой стабильности.

2. Большинство современных российских ученых разделяют точку зрения, согласно которой невозможность виндикации имущества от добросовестного приобретателя объясняется тем, что у него возникает право собственности на имущество (соответственно бывший собственник уже не является надлежащим истцом по виндикационному иску).

При переработке вещи незаконным владельцем вопрос о возможности ее виндицирования также решается с учетом добросовестности ответчика, т.е. возникло ли у последнего право собственности на переработанную вещь (ст. 220 ГК РФ).

Право собственности у приобретателя возникает на основании сложного юридического состава при одновременном совпадении следующих условий (п. 1 комментируемой статьи):

а) выбытие вещи из владения собственника по его воле (что чаще всего означает передачу вещи собственником во владение какого-либо лица по сделке, не предусматривающей право распоряжения вещью, например по договору аренды);

б) отчуждение вещи неуправомоченным лицом (передача вещи приобретателю по сделке, целью которой является перенос права собственности);

в) возмездность приобретения (при безвозмездности приобретатель не несет имущественных потерь при изъятии у него вещи, и, следовательно, его интересы не имеют приоритета над интересами пострадавшего собственника);

г) добросовестность приобретения.

3. В отношении денег и ценных бумаг на предъявителя установлен усеченный юридический состав, при котором у приобретателя возникает право собственности (п. 3 комментируемой статьи):

а) отчуждение вещи неуправомоченным лицом (в том числе и незаконным владельцем);

б) возмездность приобретения (п. 2 комментируемой статьи специально обращает внимание, что безвозмездное приобретение ни в каких случаях не дает права на защиту от виндикационного иска);

в) добросовестность приобретения.

4. При выявлении обстоятельств, свидетельствующих о том, что имеются основания для ограничения виндикации, истец дополнительно должен доказать, что имущество выбыло из его владения или владения лица, которому имущество было передано собственником во владение помимо их воли. Ответчик должен доказать, что он приобрел имущество возмездно.

Принято считать, что на приобретателя распространяется презумпция добросовестности. Однако современная судебная практика указывает иное.

Судебная практика.

Приобретатель должен доказать, что он не знал и не мог знать о том, что имущество приобретено у лица, не имевшего права на его отчуждение (Постановление Пленума ВАС РФ от 25.02.1998 N 8).

Ответчик в рамках комментируемой статьи доказывает, что он является собственником, т.е. опровергает утверждение о праве собственности истца. В данном случае возложение на него бремени доказывания обстоятельств, на которые он ссылается в подтверждение своих доводов, оправданно. Однако при доказывании добросовестности ответчик должен был бы доказывать отрицательные факты (не знал, не мог знать), что является недопустимым.

Фактически речь идет о том, что ответчик должен раскрыть обстоятельства приобретения им вещи, на основании которых суд сможет сделает вывод, было ли приобретение добросовестным. Следует обратить внимание, что в соответствии со ст. 426 ГК покупатель (т.е. возмездный приобретатель) обязан привлечь продавца к участию в виндикационном процессе, тем самым раскрывая требуемые от него сведения.

5. Добросовестность и недобросовестность приобретателя устанавливаются по тем же критериям, что и добросовестность (недобросовестность) незаконного владельца (см. комментарий к ст. 303 ГК РФ).

6. Ограничения виндикации породили проблему конкуренции виндикации и реституции. Иногда бывший собственник вместо заведомо проигрышного по условиям комментируемой статьи виндикационного иска предъявляет требование о признании недействительной сделки (цепочки сделок) по отчуждению имущества лицом, которому он передавал вещь только во владение с применением последовательной реституции ко всем участникам сделок.

Судебная практика пресекла подобный обход ограничений виндикации и распространила защиту добросовестного приобретателя и на сферу обязательственного права.

Судебная практика.

Права лица, считающего себя собственником имущества, не подлежат защите путем удовлетворения иска к добросовестному приобретателю с использованием правового механизма, установленного п. 1 и п. 2 ст. 167 ГК. Такая защита возможна лишь путем удовлетворения виндикационного иска, если для этого имеются те предусмотренные ст. 302 ГК основания, которые дают право истребовать имущество и у добросовестного приобретателя (безвозмездность приобретения имущества добросовестным приобретателем, выбытие имущества из владения собственника помимо его воли и др.) (Постановление КС РФ от 21.04.2003 N 6-П).

Другой комментарий к Ст. 302 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. Присуждение по виндикационному иску не является само по себе мерой ответственности. Ответчик - незаконный владелец - не рассматривается законом как правонарушитель и при определенных условиях пользуется защитой от третьих лиц (ст. 234 ГК РФ) и от самого собственника.

Эти условия изложены в ст. 302 и характеризуются как ограничение виндикации. Из комментируемой нормы следует, что если даже истец доказал свое право собственности на отыскиваемую вещь и эта вещь находится во владении ответчика, то этого может оказаться недостаточно для присуждения вещи истцу.

Ответчик, даже будучи незаконным владельцем, может получить защиту против иска не владеющего собственника. Условием такой защиты является возмездное приобретение спорного имущества у лица, которое не имело права его отчуждать, если ответчик не мог знать о юридических препятствиях к отчуждению вещи, т.е. являлся добросовестным приобретателем.

Эти условия определенно указывают на источник ограничения виндикации - защиту оборота. Ведь добросовестный приобретатель имущества - участник оборота. Таким приобретателем может быть не любой незаконный владелец, а только тот, который получил вещь по возмездной сделке. Отсюда понятен смысл ограничения виндикации - повышение доверия к обороту. В противном случае, если бы приобретатель полностью нес риск отсутствия права на отчуждение вещи и в силу этого был бы вынужден проводить тщательное исследование юридической судьбы имущества, издержки обращения, а тем самым и стоимость товаров существенно возросли бы, что в конечном счете вступило бы в противоречие с общими интересами всех участников оборота. Необходимо также учесть, что приобретатель в любом случае имеет меньше возможностей проверить чистоту титула продавца (иного отчуждателя), чем сам продавец. Поэтому было бы несправедливым возлагать на него последствия отсутствия права на отчуждение имущества у продавца.

2. Добросовестность предполагает обычную, разумную осмотрительность. От покупателя не требуется принятия особых, экстраординарных мер по расследованию обстоятельств сделки. Римские юристы говорили: "Добросовестность не требует пронырливости доносчика".

Понятно, что если приобретатель узнал о препятствиях к отчуждению и тем не менее приобрел вещь, то он не может пользоваться защитой против иска собственника. Его поведение порочно.

Но если при обычной мере осмотрительности приобретатель не знал и не мог узнать о таких препятствиях, он вправе воспользоваться защитой, предусмотренной п. 1 ст. 302.

Добросовестность - вопрос факта и устанавливается судом.

Можно указать на некоторые обстоятельства, устраняющие добрую совесть. Это, например, приобретение имущества по цене явно ниже его стоимости; приобретение имущества при обстоятельствах, которые являются очевидно сомнительными (когда, к примеру, продавец не может точно вспомнить расположение комнат в продаваемой квартире либо назвать членов семьи, проживающих в ней, и т.п.).

Понятно, что добрая совесть устраняется одним только фактом наличия регистрационной записи о принадлежности отчуждаемой вещи третьему лицу либо об ограничениях, исключающих отчуждение (например, судебный арест имущества). В то же время если такие ограничения не могли быть известны приобретателю либо регистратор не сообщил о них при обращении за соответствующими сведениями, то добрая совесть может быть доказана.

3. Такие обстоятельства, как аренда отчуждаемого имущества, залог, не исключающий отчуждения, сами по себе не препятствуют отчуждению имущества, и потому приобретатель арендованного, заложенного имущества не может считаться незаконным. Если приобретатель не знал и не мог знать об этих обстоятельствах, он вправе добиваться признания недействительности сделки по ст. 178 ГК либо взыскать с продавца убытки в порядке ст. 461 ГК. Кроме того, поскольку приобретатель не мог знать о залоге, он вправе отказаться от выдачи предмета залога залогодержателю, ссылаясь на свою добрую совесть, так как к отношениям об истребовании залога применимы нормы ст. ст. 301, 302 ГК.

4. Необходимо отметить, что ссылка на добрую совесть сама по себе означает признание ответчиком того факта, что он не имеет права на вещь. Ведь если он имеет право, т.е. является законным владельцем, то в виндикационном иске должно быть отказано уже потому, что не имеется оснований для удовлетворения иска, изложенных в ст. 301 ГК. Кроме того, при наличии права на вещь не имеет юридического значения осведомленность обладателя права о каких угодно пороках - мнимых или действительных на стороне продавца или иного отчуждателя.

Следовательно, невозможно одновременно получить защиту в силу того, что истец не является собственником вещи, а ответчик обладает доброй совестью. Да и сама по себе добросовестность обсуждается обычно применительно к действительному собственнику. Например, осведомленность приобретателя о том, что собственником является не продавец (действующий от своего имени), а иное лицо сама по себе исключает добрую совесть приобретателя.

Эти обстоятельства необходимо иметь в виду при рассмотрении иска о признании права собственности за истцом, если при этом вещь не истребуется. Против иска о признании права собственности ссылка на добрую совесть сама по себе не только не является защитой, но, напротив, скорее означает признание исковых требований.

5. Если спор по своему существу является только спором о праве, например о праве на результаты интеллектуальной деятельности, то ссылка на добрую совесть вообще лишена смысла. Например, лицо, получившее право на товарный знак в силу лицензионного договора, впоследствии признанного недействительным, оспаривало регистрацию товарного знака за иным лицом, ссылаясь на свою добросовестность, заключающуюся в том, что обстоятельства, в силу которых лицензионный договор был признан ничтожным, не могли быть ему известны. Между тем добрая совесть имеет значение лишь постольку, поскольку речь идет о лишении ответчика владения имуществом, но никак не влияет на решение вопроса о праве на это имущество.

Поскольку пользование товарным знаком никак не увязывается с владением, то и ссылка на добрую совесть оказывается бессмысленной.

6. Добросовестность является средством защиты против виндикационного иска, предъявленного собственником. Эта защита возможна постольку и до тех пор, поскольку ответчик является владельцем спорной вещи. Поэтому бывший владелец вещи, хотя бы он и приобрел вещь добросовестно, не может отыскивать эту вещь у третьих лиц, ссылаясь на свою добрую совесть, если только речь не идет о защите владения в порядке ст. 234 ГК. Если добросовестный приобретатель вещи, отвечающий условиям п. 1 ст. 302, передал эту вещь третьему лицу по сделке, то он может впоследствии лишь требовать восстановления прежнего положения в порядке ст. 167 ГК, но никак не заявлять иск об истребовании вещи.

7. Практически важным является вопрос о распределении бремени доказывания при рассмотрении виндикационного иска. Истец, как уже говорилось, обязан доказать свое право собственности и факт наличия во владении ответчика именно того имущества, которое принадлежит ему на праве собственности.

Ответчик, если он ссылается на свою добрую совесть, должен доказать, что приобрел спорную вещь по возмездной сделке и при этом не знал и не мог знать о том, что лицо, у которого он приобрел вещь, не имело права на ее отчуждение. В силу п. 3 ст. 10 ГК добросовестность предполагается тогда, когда закон ставит защиту гражданских прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно. Исходя из буквального смысла этой нормы, нужно признать, что презумпция доброй совести налицо лишь постольку, поскольку защищается право. Между тем в рамках виндикационного иска ответчик является незаконным владельцем (см. комментарий к ст. 301), и потому объектом защиты не может считаться право. Следовательно, закон не дает оснований для презумпции доброй совести в сфере виндикационного иска, и это обстоятельство должно быть доказано ответчиком.

Данный вывод подтверждается и п. 24 Постановления Пленума ВАС РФ от 25 февраля 1998 г. N 8, возлагающим обязанность доказывания добросовестности на приобретателя имущества.

Конституционный Суд РФ в Постановлении от 21 апреля 2003 г. N 6-П (СЗ РФ. 2003. N 17. Ст. 1657), обсуждая вопрос о соотношении требований реституции и виндикации, указывает, что добросовестность должна быть установлена судом, не уточняя, однако, на ком лежит бремя ее доказывания.

В то же время следует сказать, что в юридической литературе достаточно широко представлена концепция общей презумпции добросовестности участников оборота. В соответствии с этим подходом добрая совесть не должна доказываться, но может быть опровергнута тем лицом (обладателем права), против требований которого направлено возражение о доброй совести.

8. Добросовестность приобретателя исключена, если ему в момент приобретения вещи было известно о притязаниях третьих лиц на имущество, и впоследствии эти притязания будут признаны в установленном порядке правомерными.

Так, в соответствии с правилом ст. 7 Закона о регистрации прав на недвижимость регистрации подлежат "сведения о существующих на момент выдачи выписки правопритязаниях и заявленных в судебном порядке правах требования в отношении данного объекта недвижимости". Очевидно, что отсутствие в выписке из реестра сведений о таких притязаниях существенно облегчает доказывание доброй совести приобретателя, хотя и не исключает полностью возможности ее опровержения. Например, если приобретатель недвижимого имущества не может получить по акту передачи купленное им здание потому, что в нем размещается третье лицо, препятствующее вселению в здание, то само по себе отсутствие в выписке из реестра сведений о таких притязаниях при последующем признании их судом все же не освобождает приобретателя от необходимости доказать, что он не мог знать иным образом, кроме получения сведений от регистратора, о притязаниях третьего лица на спорное имущество.

9. Действие защиты добросовестного приобретателя в рамках п. 1 ст. 302 ограничено только теми случаями, когда имущество выбыло из владения собственника по его воле. Смысл этой нормы состоит в том, что только собственник вправе взять на себя риск, возникающий вследствие передачи владения вещью. Передавая вещь иному лицу, собственник тем самым допускает, что это третье лицо может утерять вещь, в том числе неправомерно ею распорядиться. Соответственно, возникает и риск возмездного добросовестного приобретения вещи третьим лицом, от которого имущество уже не может быть виндицировано.

Вместе с тем в случае, когда собственник не намерен рисковать и не передает владения своим имуществом иным лицам, закон не дает оснований возлагать на него последствия в виде ограничения виндикации, предусмотренные п. 1 ст. 302. Поэтому существенно важным является установление того, утрачено ли владение имуществом по воле собственника либо против его воли.

Очевидно, что если имущество похищено у собственника или утрачено им, то воля собственника на передачу владения исключена. Но также следует квалифицировать и случаи оказания психического воздействия, угроз, обмана, т.е. действий, направленных на подавление воли собственника с целью добиться от него передачи владения вещью. Если передача вещи была совершена на основании такого порочного договора, то условием удовлетворения виндикационного иска должно быть признание соответствующей сделки недействительной.

10. Если имущество приобретено в силу незаконного судебного решения, то и в этом случае следует считать, что оно выбыло из владения собственника помимо его воли, и собственнику следует предоставить неограниченную виндикацию. Например, если компания А. добилась вынесения судебного решения о передаче ей здания, принадлежащего компании Б., а затем продала это здание третьим лицам, то после отмены состоявшегося судебного решения как противоречащего закону собственник здания вправе истребовать его у приобретателя независимо от добросовестности ответчика.

От этой ситуации следует отличать продажу имущества неисправного должника с публичных торгов. Хотя такая продажа и происходит без участия должника, к ней не может быть применено правило п. 1 ст. 302. Дело в том, что сама по себе неисправность должника влечет для него определенные последствия, в том числе возможность отчуждения его имущества без его участия, а также применение к нему иных мер властного принуждения, таких как арест, изъятие имущества. Именно изъятие имущества судебным приставом является тем актом, в результате которого должник лишается владения вещью. Понятно, что этот акт выступает как следствие неисправности должника и применения к нему соответствующих административных процедур в порядке исполнительного производства. Поэтому лишение должника владения имуществом, хотя оно и происходит против его воли, не может считаться неправомерным, поскольку сама неисправность (несостоятельность) должника установлена в установленном законом порядке. По этим причинам признание продажи имущества должника с торгов недействительной, например в порядке ст. 449 ГК, дающее должнику как собственнику право на предъявление виндикационного иска к приобретателю имущества, не дает в то же время истцу возможности сослаться на то, что имущество выбыло из его владения помимо его воли, так как изъятие имущества имеет своим основанием не продажу имущества с торгов, а применение к должнику принудительных мер в рамках исполнительного производства. Если основания исполнительного производства сами по себе не опорочены, то и применение мер по лишению должника владения имуществом не может считаться неправомерным и не дает ему защиты в порядке п. 1 ст. 302 против заявления приобретателя о своей добросовестности.

11. Отказ в виндикационном иске по мотиву доброй совести ответчика означает, что ответчик начинает осуществлять владение по давности, т.е. возникает ситуация, которая описана в ст. 234 ГК. По истечении определенного законом срока он приобретает право собственности, а собственник это право утрачивает. В этом смысле рекомендация, данная в ч. 3 п. 25 Постановления Пленума ВАС РФ от 25 февраля 1998 г. N 8, в силу которой отказ в иске об истребовании незаконно отчужденного имущества по мотиву доброй совести приобретателя дает право на регистрацию за ответчиком права собственности независимо от срока владения, вызывает сомнения. В то же время следует отметить, что с точки зрения публичного, в том числе налогового, законодательства позиция добросовестного владельца, не имеющего права собственности, точной квалификации не имеет.

12. Если имущество приобретено ответчиком у лица, не имевшего права отчуждать его, безвозмездно (например, в результате дарения), собственник вправе его истребовать независимо от добросовестности приобретателя. Смысл этого правила состоит, видимо, в том, что посредством механизма, доброй совести защищается устойчивость гражданского оборота. Однако гражданский оборот основывается на возмездных сделках (купля-продажа, мена и др.). Безвозмездные сделки не играют сколько-нибудь существенной роли в обороте, и потому снабжение их дополнительной защитой не вызывается нуждами оборота. Учитывая это, а также принимая во внимание, что сам по себе механизм ограничения виндикации, заложенный в п. 1 ст. 302, направлен против права собственности и потому должен иметь существенные основания, законодатель посчитал несправедливым дать приоритет лицу, безвозмездно и незаконно получившему имущество, перед собственником этого имущества.

13. Виндикация денег и ценных бумаг на предъявителя ограничена еще более, чем иных вещей: достаточно одной только доброй совести на стороне приобретателя, чтобы было отказано в иске. Следовательно, ни возмездность сделки, ни обстоятельства утраты владения деньгами и ценными бумагами на предъявителя значения в этом случае не имеют. Это объясняется повышенной оборотоспособностью данных вещей, в силу чего любые препятствия в их приобретении могут привести к крайне нежелательным последствиям для оборота.

Истребование именных ценных бумаг происходит по общим правилам ст. ст. 301, 302. Необходимо, впрочем, отметить, что в обороте именные ценные бумаги могут при определенных обстоятельствах обезличиваться, т.е. утрачивать тождество с теми, которые были предметом права собственности истца. В этом случае в виндикационном иске должно быть отказано из-за недоказанности того факта, что предмет права собственности находится во владении ответчика.

3. Деньги, а также ценные бумаги на предъявителя не могут быть истребованы от добросовестного приобретателя.