Перейти к основному содержанию

Статья 359 ГК РФ. Основания удержания

Новая редакция Ст. 359 ГК РФ

1. Кредитор, у которого находится вещь, подлежащая передаче должнику либо лицу, указанному должником, вправе в случае неисполнения должником в срок обязательства по оплате этой вещи или возмещению кредитору связанных с нею издержек и других убытков удерживать ее до тех пор, пока соответствующее обязательство не будет исполнено.

Удержанием вещи могут обеспечиваться также требования хотя и не связанные с оплатой вещи или возмещением издержек на нее и других убытков, но возникшие из обязательства, стороны которого действуют как предприниматели.

2. Кредитор может удерживать находящуюся у него вещь, несмотря на то, что после того, как эта вещь поступила во владение кредитора, права на нее приобретены третьим лицом.

3. Правила настоящей статьи применяются, если договором не предусмотрено иное.

Комментарий к Ст. 359 ГК РФ

1. Право удержания характеризуется следующими чертами:

а) производностью. Оно может возникнуть постольку, поскольку существует обязательство, и данное обязательство должником не исполняется;

б) неделимостью предмета удержания. Кредитор вправе удерживать всю вещь целиком (все имущество, подлежащее передаче);

в) незаменимостью предмета удержания.

Кроме того, право кредитора удерживать вещь должника характеризуется правом следования:

- во-первых, кредитор сохраняет право удержания вещи, несмотря на то что, после того как эта вещь поступила во владение кредитора, права на нее приобретены третьим лицом (п. 2 ст. 359 ГК РФ);

- во-вторых, при переходе права требования к другому лицу новый кредитор одновременно получает и право удержания (ст. 384 ГК РФ).

2. Кредитор, удерживающий вещь должника, имеет право на возмещение расходов по хранению данной вещи (ст. 15 ГК РФ). Правами пользования и распоряжения удерживаемой вещью кредитор не обладает.

3. При наличии указанных в комментируемой статье юридических фактов право удержания имущества должника возникает непосредственно из закона (в отличие от большинства других способов обеспечения исполнения обязательств, возникающих на основании договора).

Другой комментарий к Ст. 359 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. Существо удержания как способа обеспечения исполнения обязательств состоит в праве кредитора удерживать оказавшуюся у него вещь должника до погашения долга под угрозой удовлетворения требований за счет стоимости удерживаемого имущества.

Удержание является также одним из проявлений самозащиты, поскольку допускается лишь при нарушении прав кредитора, осуществляется с целью пресечь это правонарушение, является адекватной защитой интересов кредитора и применяется кредитором без обращения к суду.

Правило об удержании сформулировано в виде норм, общих для всех обязательств. Удержание обеспечивает обязательство между должником и кредитором независимо от его субъектного состава и от того, из чего оно возникает - из договора, вследствие причинения вреда, неосновательного обогащения или иных оснований, указанных в ГК.

2. В силу абз. 1 п. 1 ст. 359 по общему правилу удержанием вещи, подлежащей передаче должнику либо лицу, им указанному, могут быть обеспечены требования кредитора по оплате этой вещи или возмещению связанных с ней убытков. При соблюдении этих условий в роли кредитора, правомерно удерживающего вещь должника, могут выступать: хранитель по договору хранения, если поклажедатель уклоняется от оплаты услуг по хранению; перевозчик по договору перевозки, не выдающий груз получателю до полного расчета за перевозку; подрядчик, не передающий заказчику созданную вещь до оплаты выполненной работы, и т.д.

Согласно же абз. 2 п. 1 комментируемой статьи в отношениях между лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность, сфера применения удержания шире. Удержанием вещи должника могут обеспечиваться любые обязательства, в том числе и такие, которые не связаны с оплатой удерживаемой вещи или возмещением издержек на нее или других убытков. Частным случаем такого удержания вещи является правило договора подряда, предусмотренное ст. 712 ГК, в соответствии с которым подрядчик в случае неуплаты заказчиком обусловленной цены вправе удержать не только результат работы (готовые швейные изделия, отреставрированную мебель и т.п.), но и другое, оказавшееся у подрядчика имущество заказчика: принадлежащее ему оборудование, вещи, переданные для переработки, остаток неиспользованного материала. Аналогичное правило закреплено в ст. 996 ГК, позволяющей комиссионеру удерживать находящиеся у него вещи комитента в обеспечение своих требований по договору комиссии. При этом удержание правомерно, даже если эти требования не связаны с оплатой вещи, а представляют собой право на комиссионное вознаграждение (см. также п. 3 ст. 972).

3. Предметом права удержания, согласно комментируемой статье, могут служить вещи. Это означает, что предметом права удержания ни при каких обстоятельствах не могут быть имущественные права. Круг вещей, которые могут быть предметом удержания, не определен в ГК. Нет в нем и каких-либо специальных ограничений относительно предмета права удержания. Значит, это прежде всего вещи, не изъятые из оборота. Полагаем вместе с тем, что правило о предмете права удержания не подлежит расширительному толкованию. Отсутствие в ст. 359 каких-либо ограничений по предмету удержания еще не означает возможность удержания любой не изъятой из оборота вещи, включая деньги. Недвижимое имущество, к примеру, не может служить предметом удержания, поскольку сделки с ним, как правило, подлежат государственной регистрации. Требование же государственной регистрации противоречит существу правоотношений, возникающих при осуществлении кредитором права удержания имущества. Да и ст. 131 ГК, а также Закон о регистрации прав на недвижимость не включают право удержания в перечень обременений недвижимого имущества, подлежащих государственной регистрации.

КонсультантПлюс: примечание.

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Общие положения" (Книга 1) включена в информационный банк согласно публикации - Статут, 2001 (издание 3-е, стереотипное).

КонсультантПлюс: примечание.

Книга С.В. Сарбаша "Право удержания в Российской Федерации" включена в информационный банк согласно публикации - Статут, 2003 (издание 2-е, исправленное).

Из круга предметов права удержания следует, на наш взгляд, исключить также вещи, определяемые родовыми признаками, в том числе деньги, в силу их заменяемости. Подобный вывод основан на том, что право удержания применяется в отношении собственности (права хозяйственного ведения, оперативного управления) другого лица. Право же собственности и иное вещное право может распространяться лишь на индивидуально-определенные вещи. При возникновении же обязанности по возврату денег или иных вещей, определяемых родовыми признаками, можно вести речь о зачете встречного требования, но не об удержании имущества. Такая позиция представляется вполне адекватно отражающей положения действующего законодательства. К подобному выводу можно прийти также при буквальном толковании положений ст. 997 ГК. Указанная норма позволяет комиссионеру удерживать причитающиеся ему по договору комиссии суммы из всех сумм, поступивших к нему за счет комиссионера, именно путем зачета встречного однородного требования. Этот вывод подтверждается и позицией Высшего Арбитражного Суда РФ относительно правомерности прекращения обязательства комитента перед комиссионером зачетом встречного однородного требования (п. 16 информационного письма Президиума ВАС РФ от 29 декабря 2001 г. N 65 "Обзор практики разрешения споров, связанных с прекращением обязательств зачетом встречных однородных требований" // Вестник ВАС РФ. 2002. N 3). На наш взгляд, именно зачет имеет место и в случае, предусмотренном п. 5 ст. 875 ГК о праве банка, исполнившего инкассовое поручение, удержать из инкассированных сумм причитающиеся ему суммы. Подобный подход нашел отражение и в литературе (см.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Общие положения. М., 1997. С. 448 - 449; Сарбаш С.В. Право удержания как способ обеспечения исполнения обязательства. М., 1998. С. 157, С. 160 - 161).

4. Право кредитора на удержание зависит от соблюдения ряда условий. Из содержания п. 1 комментируемой статьи вытекает, что применение удержания возможно лишь в отношении вещи, принадлежащей другому лицу - должнику. Иными словами, допустимо удержание лишь "чужой" вещи. Невозможно удерживать (в смысле ст. 359) имущество, принадлежащее на праве собственности кредитору. Этот вывод следует и из буквального толкования п. 1 ст. 329 ГК, согласно которому исполнение обязательства может обеспечиваться, в частности, удержанием имущества должника. Если же кредитор отказывается передавать должнику свое имущество на основании неисполнения встречного обязательства должника (т.е. имеет место удержание кредитором собственной вещи), то отказ в выдаче вещи может основываться на неисполнении договора лицом, требующим выдачи, но не на праве удержания. Так, согласно п. 2 ст. 487 ГК в случае неисполнения покупателем обязанности предварительно оплатить товар применяются правила ст. 328 ГК о встречном исполнении обязательства. Согласно этим правилам в случае непредоставления обязанной стороной обусловленного договором исполнения сторона, на которой лежит встречное исполнение, вправе приостановить исполнение или отказаться от исполнения. Исходя из сказанного, следует разграничивать институт удержания и институт встречного исполнения обязательства. Удержание собственной вещи на основании неисполнения встречного обязательства должника представляет собой правоотношение, предусмотренное ст. 328 ГК.

Необходимым условием для приобретения права на удержание вещи должника является отсутствие со стороны кредитора каких-либо неправомерных деяний по завладению чужой вещью. Это право возникает у кредитора лишь в том случае, когда спорная вещь оказалась в его владении на законном основании. Возможность удержания не может быть следствием захвата вещи должника помимо его воли. В настоящее время позиция Высшего Арбитражного Суда РФ в отношении соблюдения требования о правомерности завладения удерживаемой вещью определяется положением, выраженным в п. 14 информационного письма Президиума ВАС РФ от 11 января 2002 г. N 66 "Обзор практики разрешения споров, связанных с арендой" (Вестник ВАС РФ. 2002. N 3). Согласно материалам дела арендодатель удерживал принадлежащее арендатору оборудование, оставшееся в арендовавшемся помещении после прекращения договора аренды, в обеспечение обязательства арендатора по внесению арендной платы за данное помещение. Арендатор обратился с иском о возврате оборудования из чужого незаконного владения. Суд отклонил требование истца. В качестве одного из критериев правомерности удержания арендодателем принадлежащего арендатору оборудования Президиум ВАС РФ четко указал на отсутствие со стороны арендодателя каких-либо неправомерных деяний по завладению оборудованием.

Важнейшим условием применения кредитором норм об удержании является фактическое нахождение вещи во владении кредитора, т.е. наличие у него вещи в натуре. Выбытие вещи из его фактического владения прекращает право удержания. Подобный вывод основывается на буквальном толковании абз. 1 п. 1 ст. 359, согласно которому кредитор, у которого находится вещь должника, вправе ее удерживать.

5. Согласно абз. 1 п. 1 комментируемой статьи удержание вещи возможно до тех пор, пока соответствующее обязательство не будет выполнено, т.е. до момента погашения долга.

Вместе с тем возможно прекращение права удержания вещи и до погашения долга, т.е. досрочно. Специальные правила прекращения указанного права до погашения долга установлены, в частности, п. 2 ст. 996 ГК. Если комитент, вещь которого удерживается комиссионером, объявляется несостоятельным, право удержания вещи прекращается. Вещь включается в общее имущество комитента, за счет которого удовлетворяются требования кредиторов. Комиссионер же приобретает право на удовлетворение его требований как залогодержатель наравне с требованиями других залогодержателей (см. комментарий к ст. 996).

6. Вполне допустимо приобретение третьим лицом права на удерживаемую вещь (права собственности или иного вещного права) в результате возмездного или безвозмездного отчуждения либо в порядке универсального правопреемства (дарение, наследование, купля-продажа, реорганизация юридического лица и т.п.). В подобных случаях принадлежащее кредитору право удержания сохраняется за ним и по отношению к новым титульным владельцам (п. 2 ст. 359). Указанный признак права удержания подобен такому признаку залога, как право следования. Удержание следует за вещью, и у субъекта вместе с правом собственности или иным вещным правом появляется обременение. Вместе с тем нельзя отождествлять право следования при залоге и при удержании. При удержании данное право ограничено только случаями, когда имущество находится во владении кредитора. И, напротив, при выбытии имущества из владения кредитора удержание не следует за вещью, поскольку, как уже отмечалось, прекращается само право удержания. Поэтому субъект права удержания не обладает правом истребовать вещь у третьих лиц. В то время как залогодержатель наделен подобным правом (см. комментарий к ст. 347).

7. Возможность удерживать вещь возникает у кредитора в силу закона и не требует дополнительной регламентации в договоре. Сказанное, однако, не означает, что право удержания либо условия его осуществления не могут быть предусмотрены соглашением сторон. Более того, согласно п. 3 комментируемой статьи положения ГК об удержании носят диспозитивный характер. Следовательно, стороны вправе предусмотреть в договоре условия удержания, отличающиеся от установленных в законе, либо исключить применение названного способа обеспечения исполнения обязательств или предусмотреть возможность удержания в случаях, не указанных в законе. К примеру, стороны договора, не являющиеся предпринимателями, вправе распространить на отношения между собой правила об удержании вещи в обеспечение требований, не связанных с оплатой удерживаемой вещи.