Перейти к основному содержанию

Статья 826 ГК РФ. Денежное требование, уступаемое в целях получения финансирования

Новая редакция Ст. 826 ГК РФ

1. Предметом уступки, под которую предоставляется финансирование, может быть как денежное требование, срок платежа по которому уже наступил (существующее требование), так и право на получение денежных средств, которое возникнет в будущем (будущее требование).

Денежное требование, являющееся предметом уступки, должно быть определено в договоре клиента с финансовым агентом таким образом, который позволяет идентифицировать существующее требование в момент заключения договора, а будущее требование - не позднее чем в момент его возникновения.

2. При уступке будущего денежного требования оно считается перешедшим к финансовому агенту после того, как возникло само право на получение с должника денежных средств, которые являются предметом уступки требования, предусмотренной договором. Если уступка денежного требования обусловлена определенным событием, она вступает в силу после наступления этого события.

Дополнительного оформления уступки денежного требования в этих случаях не требуется.

Комментарий к Статье 826 ГК РФ

Комментарий дорабатывается и временно отсутствует.

Другой комментарий к Ст. 826 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. Денежное требование, уступаемое финансовому агенту, - это основанное на обязательстве по предоставлению клиентом третьему лицу товаров, выполнения им работ или оказания услуг право клиента требовать от третьего лица оплаты в денежной форме.

Предметом уступки в рамках договора финансирования могут быть как существующие требования, так и требования, которые возникнут в будущем.

2. Под существующими требованиями в данной статье понимаются требования по обязательствам, срок исполнения по которым наступил на дату заключения договора финансирования под уступку денежного требования.

3. Под будущим требованием понимается требование по обязательству, существующему на момент заключения договора финансирования, но срок платежа по которым наступает позднее.

Сущность многих сделок по финансированию заключается в предоставлении финансовыми агентами кредитов производителям и принятии в качестве встречного возмещения непросроченных (и, следовательно, более ликвидных) прав на получение денежных сумм за товары, работы и услуги, переданных или подлежащих передаче в соответствии с договором.

В этом случае договор, на основании которого возникло обязательство между клиентом и должником, уже заключен на момент заключения договора финансирования или заключается одновременно с этим договором.

Если понимать под будущим требованием в контексте комментируемой статьи только требования, по которым не наступил срок платежа, то включение этого положения в закон излишне, поскольку общие положения о перемене лиц в обязательстве (гл. 24 ГК РФ) не исключают возможности уступки прав, поставленных в зависимость от срока.

В связи с этим следует признать, что под будущим требованием в данной норме понимаются также и требования по обязательствам, которые на момент заключения договора финансирования еще не возникли, договор (договоры) между клиентом и должником на момент заключения договора финансирования еще не заключен.

При этом в категорию будущих прав требования включаются и определенные денежные требования, которые неизбежно возникнут в будущем, и требования, которые могут возникнуть благодаря определенному событию в будущем, которое может иметь место, а может не иметь.

Возможность передачи будущих требований тесно связана с практикой так называемых оптовых уступок, в рамках которых финансовым агентам уступается задолженность не по отдельному требованию, а по группе требований, нередко без индивидуализации.

К примеру, в рамках сделок по проектному финансированию финансирующей стороне могут быть уступлены все права на дебиторскую задолженность, которая возникнет из договоров на поставку товаров предприятием, строительство которого финансируется, в течение определенного периода. По договорам факторинга задолженность за товары, работы или услуги также уступается, как правило, на основе общего соглашения, нередко даже не определяющего конкретные договоры, из которых возникла или возникнет денежная задолженность. Сделки секьюритизации чаще всего охватывают передачу большого количества незначительных по объему денежных требований (например, задолженности потребителей по кредитным карточкам).

4. В традиционном понимании сделка уступки права требования - это сделка, приводящая к передаче имущества в виде права требования, возникшего из обязательства, из состава имущества (актива) первоначального кредитора в состав имущества нового кредитора.

Для того, чтобы цессия приводила к такому эффекту, предмет сделки - уступаемое право - должно на момент уступки существовать. Пункт 1 статьи 382 ГК РФ, говоря о предмете уступки, указывает на право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства.

При заключении договора финансирования, предусматривающего возможность передачи будущего требования, самого передаваемого права еще не существует, и следовательно, оно в момент заключения этого договора не может перейти финансовому агенту.

Переход будущего права связан с моментом его возникновения. В период до возникновения права требования финансовый агент должен рассматриваться как лицо, обладающее личными (обязательственными) правами в отношении цедента (клиента). Абсолютно-правовой эффект сделки уступки проявляется только в момент возникновения права. До этого момента сделка об уступке будущего права связывает только ее стороны и, соответственно, не порождает правовых последствий ни для должника, ни для кредиторов цедента (клиента).

Положения комментируемой статьи не позволяют сделать вывод о том, что право возникает непосредственно у финансового агента. Последний приобретает права требования опосредованно как правопреемник клиента. При несостоятельности клиента возникшее требование попадает в конкурсную массу и не может перейти финансовому агенту, так как в момент, когда уступка должна проявить свое действие, клиент уже лишен права распоряжаться требованием.

5. Заключение договора, предусматривающего обязанность передать право требования в том случае, когда это право возникнет, в соответствии с общими положениями обязательственного права требует дополнительного оформления сделок уступки возникшего права требования.

Клиент в этом случае вынужден оформлять каждую передачу права требования дополнительно, что приводит к увеличению расходов, увеличивает время, необходимое для получения финансовым агентом необходимых документов и их рассмотрения, замедляя процесс кредитования в ущерб интересам клиента.

В целях устранения негативных последствий традиционного подхода для коммерческой практики пункт второй комментируемой статьи предусматривает, что при уступке будущего денежного требования дополнительного оформления уступки денежного требования в этих случаях не требуется.

Данное положение не исключает возможности заключения договора финансирования под уступку денежного требования, который бы требовал при возникновении каждого охваченного договором требования дополнительно оформлять документ о его уступке.

6. Комментируемая статья не содержит каких-либо формальных требований в отношении сведений, позволяющих определить уступленное требование. При ее применении нельзя говорить о неопределенности требования лишь потому, что в договоре финансирования не указаны номер и дата договора, права по которому передаются, как это в некоторых случаях делается на практике. Вопрос о наличии или отсутствии достаточных сведений об уступленной задолженности должен решаться с учетом конкретных обстоятельств. Должны приниматься во внимание любые сведения, позволяющие определить, какая задолженность уступается.

Считается достаточным указание об уступленной задолженности любым способом, который позволяет увязать уступку с задолженностью. Указание на личность должника или сумму задолженности не является обязательным, если задолженность может быть установлена без этих данных. Как правило, нет необходимости указывать, идет ли речь о прямой уступке или об уступке в качестве обеспечения, либо конкретно идентифицировать должника или сумму.

Если в договоре о финансировании уступаемые требования определены таким образом, который позволяет разумно их идентифицировать (например, "все требования, возникшие из договоров поставки такого-то вида товаров"), то наличие указаний о конкретных суммах долга, номерах договоров представляется излишним.

Определенность уступленного существующего требования в отношении его содержания, размера и личности должника должна проявляться в момент заключения договора финансирования под уступку денежного требования.

В отношении будущего требования определенность должна существовать не в момент заключения договора об уступке, а в момент возникновения уступаемого требования. Следовательно, в таком договоре должны содержаться сведения, достаточные для того, чтобы решить вопрос о распространении на то или иное требование соглашения об уступке, когда это требование возникнет. Однако в условиях отсутствия сложившейся договорной и правоприменительной практики условия договора о финансировании рекомендуется формулировать максимально четко.