Перейти к основному содержанию

Статья 827 ГК РФ. Ответственность клиента перед финансовым агентом

Новая редакция Ст. 827 ГК РФ

1. Если договором финансирования под уступку денежного требования не предусмотрено иное, клиент несет перед финансовым агентом ответственность за действительность денежного требования, являющегося предметом уступки.

2. Денежное требование, являющееся предметом уступки, признается действительным, если клиент обладает правом на передачу денежного требования и в момент уступки этого требования ему не известны обстоятельства, вследствие которых должник вправе его не исполнять.

3. Клиент не отвечает за неисполнение или ненадлежащее исполнение должником требования, являющегося предметом уступки, в случае предъявления его финансовым агентом к исполнению, если иное не предусмотрено договором между клиентом и финансовым агентом.

Комментарий к Статье 827 ГК РФ

Комментарий дорабатывается и временно отсутствует.

Другой комментарий к Ст. 827 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. Финансовому агенту при принятии решения о приобретении дебиторской задолженности или предоставлении кредита под эту дебиторскую задолженность необходимо располагать определенными данными для определения ее ценности.

Он, в частности, должен обладать информацией о том, является ли клиент (цедент) кредитором в отношении должника, имеет ли клиент право передавать права требования; уступал ли клиент прежде эту задолженность другому лицу, имеет ли должник возражения против платежа либо право на зачет помимо тех, которые указаны в договоре уступки. Для выяснения этих обстоятельств финансовый агент должен нести дополнительные расходы, что в отношениях по финансированию влечет увеличение стоимости предоставляемого кредита.

Как правило, во избежание этих расходов в отношениях по уступке клиент (цедент) дает финансовому агенту (цессионарию) соответствующие заверения (гарантии), касающиеся существования передаваемого (уступаемого) права, и несет ответственность в случае нарушения этих договорных гарантий.

Наличие гарантий существования (действительности) передаваемого права со стороны клиента подразумевается. Исходя из этого принципа, в общих положениях обязательственного права закрепляется, что первоначальный кредитор, уступивший требование, отвечает перед новым кредитором за недействительность переданного ему требования (статья 390 ГК РФ). Соглашением первоначального кредитора с новым кредитором не может быть исключена ответственность цедента за недействительность уступленного требования.

Под недействительным требованием понимается, прежде всего, требование, не имеющее действительного основания; если заключенная между первоначальным кредитором и должником сделка ничтожна или признана недействительной, то нет и требований из этой сделки.

Недействительность требования имеет место и в случаях, когда уступлено требование, уже прекращенное к моменту уступки исполнением либо иным предусмотренным законом способом (новация, отступное, зачет и т.д.). Недействительным является также требование, которое не может быть реализовано в силу возражений должника (например, о пропуске срока исковой давности, неисполнении обязательства цедентом, зачете и т.д.).

При возмездном характере сделки, на основании которой передавалось право требования, первоначальный кредитор отвечает за действительность требования, то есть за то, что оно юридически обоснованно и не обременено возражениями. Характер и условия ответственности определяются договором, на основании которого производится уступка. По общему правилу новый кредитор вправе требовать от стороны, допустившей нарушение обязательства (цедента), возмещения причиненных убытков. Размер убытков, как правило, определяется той суммой, которая была уплачена цеденту, или стоимостью того имущества, которое было ему передано за уступленное право.

В отношениях по уступке денежного требования, осуществленного в рамках договоров финансирования, пункт первый комментируемой статьи устанавливает специальное правило о распределении между первоначальным кредитором (клиентом) и новым кредитором (финансовым агентом) рисков, касающихся уступленного права.

Особенностью этих соглашений является прежде всего то, что договором может быть исключена ответственность клиента за действительность уступленного требования как в целом, так и в отношении отдельных гарантий. Например, клиент может гарантировать, что право основано на действительной сделке и что он является лицом, имеющим право его уступать, но не гарантировать, что у должника отсутствуют или будут отсутствовать возражения в отношении надлежащего исполнения договора клиентом.

2. Комментируемая норма возлагает на клиента ответственность за существование права. Клиент будет считаться нарушившим свои обязательства, если само требование фактически или юридически не существует, например, при недействительности первоначального договора. Клиент должен быть правоспособен и управомочен на совершение уступки, должны отсутствовать установленные законом запреты или ограничения уступки. Клиент также несет ответственность при выявлении фактов предшествующей уступки права требования другому лицу. По смыслу данной нормы за указанные обстоятельства клиент несет ответственность независимо от того, знал он об этих обстоятельствах или нет.

В связи с отсутствием в российской правоприменительной практике сложившихся подходов к вопросам, связанным с установлением факта обладания правом, в договоре финансирования следует устанавливать перечень обстоятельств, за отсутствие или наличие которых клиент принимает на себя ответственность перед финансовым агентом. Стороны, участвующие в финансировании дебиторской задолженности, на практике при заключении сделок весьма детально определяют свои права и обязанности.

3. В отношении наличия возражений должника о неисполнении обязательства клиентом, о зачете комментируемая норма устанавливает субъективный критерий, признавая, что для целей определения оснований ответственности клиента перед финансовым агентом требование будет являться действительным, если клиенту на момент уступки не были известны обстоятельства, вследствие которых должник вправе не исполнять обязательства.

При уступке будущих требований момент, когда клиент принимает на себя гарантии за отсутствие возражений, определяется моментом возникновения (и, соответственно, перехода права) финансовому агенту.

При избранном российским законодателем подходе риск скрытых на момент уступки возражений (например, связанных с последующим ненадлежащим исполнением клиентом договора перед должником) ложится на финансового агента, что не отражает современную коммерческую практику и отрицательно сказывается на стоимости кредита, предоставляемого финансовыми агентами.

С учетом этих обстоятельств в договоре финансирования условия об объеме и характере обязательств клиента, особенно в отношении возможных "скрытых" возражений, детально регулируются. В силу диспозитивного характера положений комментируемой статьи стороны в зависимости от характера договора финансирования вправе самостоятельно определить бремя распределения возможных рисков.

4. Поскольку нормы об уступке в рамках договоров финансирования устанавливают, что договорные ограничения уступки не распространяются на финансового агента, следует признать, что пункт 2 комментируемой статьи не возлагает на клиента ответственности перед финансовым агентом за наличие в первоначальном договоре с должником условий, исключающих или ограничивающих возможность уступки.

5. При нарушении клиентом обязательства гарантировать существование уступленного права требования он несет ответственность перед финансовым агентом в форме возмещения убытков в соответствии со статьями 15 и 393 ГК РФ.

Характер и размер ответственности могут быть определены в договоре о финансировании с учетом тех отношений, которые лежали в основе сделки уступки права требования.

Санкции могут заключаться не только в установлении неустоек; речь идет о возможности применения любых не запрещенных законом мер воздействия к нарушителю (например, установление права кредитора досрочно вернуть сумму займа в случае, если будет выявлено нарушение цедентом обязанности гарантировать действительность переданного кредитору в качестве обеспечения права).

В договоре финансирования могут быть определены и иные последствия нарушения клиентом своих заверений о действительности уступленного права.

Поскольку судьба уступленного, но реализованного в силу возражений права требования в законе прямо не определена, в соглашении должен определяться порядок передачи клиенту нереализованных прав требования и документов, их подтверждающих. Во всяком случае, следует признать, что, требуя от клиента возмещения убытков или возврата финансирования в связи с передачей недействительного права, финансовый агент обязан вернуть клиенту подтверждающие право документы и принять меры к передаче права клиенту.

6. Согласно общим положениям обязательственного права первоначальный кредитор не отвечает за фактическую осуществимость права, то есть за платежеспособность и исполнительность должника.

Проверка платежеспособности должника лежит на новом кредиторе, который по общему правилу принимает на себя риск неполучения платежа. Если обязательство не исполняется должником вследствие его неисправности (т.е. при отсутствии юридических возражений, обессиливающих требование кредитора), нет недействительности права, соответственно, по общему правилу нет и ответственности цедента.

Такая ответственность может быть возложена на первоначального кредитора в силу специального соглашения о принятии им на себя поручительства за должника.

В силу общего положения пункта 3 комментируемой статьи клиент не несет перед финансовым агентом ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства должником. Такая ответственность может быть предусмотрена договором финансирования под уступку денежного требования.