Перейти к основному содержанию

Статья 828 ГК РФ. Недействительность запрета уступки денежного требования

Новая редакция Ст. 828 ГК РФ

1. Уступка финансовому агенту денежного требования является действительной, даже если между клиентом и его должником существует соглашение о ее запрете или ограничении.

2. Положение, установленное пунктом 1 настоящей статьи, не освобождает клиента от обязательств или ответственности перед должником в связи с уступкой требования в нарушение существующего между ними соглашения о ее запрете или ограничении.

Комментарий к Статье 828 ГК РФ

Комментарий дорабатывается и временно отсутствует.

Другой комментарий к Ст. 828 Гражданского кодекса Российской Федерации

В соответствии с пунктом 1 статьи 388 ГК уступка требования кредитором другому лицу не допускается, если такая уступка противоречит договору. В данном случае речь идет о договоре между кредитором и должником. Запрет устанавливается либо непосредственно в договоре между должником и первоначальным кредитором, на котором основаны являющиеся предметом соглашения права, либо позднее, в самостоятельном соглашении. Помимо прямого запрета в договор могут быть включены условия, ограничивающие уступку, например, о необходимости получения кредитором обязательного предварительного согласия должника на передачу права.

Условия, запрещающие уступку либо ограничивающие ее, чаще всего предусматриваются в целях исключения свободного оборота этих прав требования и устранения рисков, связанных с их переходом, лицу, не являющемуся стороной по первоначальному договору.

Отрицательные последствия изменений (в том числе и неоднократных) обязательства на стороне кредитора могут быть связаны с необходимостью для должника контролировать осуществляемые уступки, так как при упущении должником факта получения уведомления он может быть вынужден в некоторых случаях платить дважды. При перемене кредитора для должника в некоторых случаях затруднительно использовать против нового кредитора все средства правовой защиты, которые он имел в отношении первоначального кредитора.

В соответствии с общими положениями, содержащимися в главе 24 ГК РФ, сделки уступки права требования, совершенные в нарушение соглашений между первоначальным кредитором и должником о запрете или ограничении уступки, недействительны.

В рамках отношений по финансированию дебиторской задолженности наличие договорных условий о недопустимости уступки либо об ограничениях уступки приводит к неопределенной ситуации в отношении действительности уступки, что влечет удорожание кредита и является препятствием для его получения. Это связано в первую очередь с тем, что финансовые агенты поставлены перед необходимостью проверки огромного объема информации в отношении всех клиентов на предмет выявления договорных ограничений, которые реально имеются лишь в небольшом числе соглашений.

Для облегчения оборота прав требований в рамках договора финансирования, удешевления кредита пункт первый комментируемой статьи устанавливает льготный для финансового агента режим уступки прав требования, признавая возможность уступки ему прав в обход договорных ограничений.

Поскольку комментируемая статья не содержит никаких оговорок относительно действительности таких уступок, следует признать, что они действительны как в отношениях между финансовым агентом и клиентом, так и между финансовым агентом и должником, т.е. должник не вправе отказаться исполнять обязательство финансовому агенту, ссылаясь на наличие договорного запрета уступки.

Однако для признания отказа должника в приведенном выше случае неправомерным необходимо, чтобы должник получил не просто уведомление об уступке, но и доказательства уступки именно на основании договора о финансировании. При отсутствии у должника такой информации должник вправе не осуществлять платеж финансовому агенту и не обязан выполнять инструкции последнего об осуществлении платежа. Но это не освобождает должника от выполнения обязательства в соответствии с условиями первоначального соглашения, с указаниями клиента (первоначального кредитора).

Учитывая возможные сложности, связанные с реализацией прав финансового агента при уступке прав в обход договорных ограничений, в этих случаях, как правило, не изменяют порядок осуществления платежей, предусмотренный первоначальным договором, подразумевая обязанность клиента перечислить средства финансовому агенту в определенном договором порядке. В некоторых случаях в соответствии с договором финансирования на клиента возлагается обязанность изменять направления перечисления средств. Должник перечисляет средства на указанный клиентом счет, данные которого указывает клиенту финансовый агент.

2. Совершение уступки клиентом финансовому агенту в обход соглашения между должником и кредитором (клиентом) не освобождает клиента от обязательств или ответственности перед должником в связи с подобной уступкой.

Поскольку клиент, совершая уступку в обход договорных ограничений, нарушает условия принятого на себя договорного обязательства перед должником, он несет перед ним ответственность за убытки, причиненные таким нарушением, по правилам, предусмотренным главой 25 ГК. Договором могут быть предусмотрены иные меры ответственности, применяемые в случае нарушения договорного запрета уступки прав требований.

3. На финансового агента ответственность за нарушение клиентом обязательства перед должником не может быть возложена, поскольку финансовый агент не является стороной в этом обязательстве (пункт 3 статьи 308 ГК РФ). Освобождение финансового агента от ответственности перед должником может привести к тому, что должник должен будет произвести ему платеж, будучи не в состоянии в ряде случаев востребовать с клиента убытки, понесенные в результате уступки. Подобная ситуация может возникнуть, например, в случае банкротства клиента, наступившего во время истекшего после уступки периода.

В тех случаях, когда нарушение клиентом условий первоначального договора являлось результатом противоправных действий финансового агента (мошенничество, обман, угроза в отношении цедента для целей совершения им сделки уступки в обход договорного ограничения), не исключена возможность привлечения финансового агента к ответственности за деликт - виновное противоправное поведение в соответствии с правилами главы 43 ГК.

В последнем случае финансовый агент должен как минимум знать о наличии договорных ограничений на уступку. Однако он не может нести ответственность только на том основании, что он знал о существовании ограничений.

4. Комментируемая статья не регулирует отношения, связанные с наличием в договоре между клиентом и должником условия, позволяющего должнику расторгнуть договор, на основании которого возникло уступленное право, в одностороннем порядке в случае нарушения клиентом условия о запрете или ограничении уступки.

Положения комментируемой статьи, устанавливающие, что уступка в обход договорных ограничений не освобождает клиента от обязательств перед должником, не могут рассматриваться как ограничивающие право должника на расторжение договора.