Перейти к основному содержанию

Статья 833 ГК РФ. Возврат должнику сумм, полученных финансовым агентом

Новая редакция Ст. 833 ГК РФ

1. В случае нарушения клиентом своих обязательств по договору, заключенному с должником, последний не вправе требовать от финансового агента возврат сумм, уже уплаченных ему по перешедшему к финансовому агенту требованию, если должник вправе получить такие суммы непосредственно с клиента.

2. Должник, имеющий право получить непосредственно с клиента суммы, уплаченные финансовому агенту в результате уступки требования, тем не менее вправе требовать возвращения этих сумм финансовым агентом, если доказано, что последний не исполнил свое обязательство осуществить клиенту обещанный платеж, связанный с уступкой требования, либо произвел такой платеж, зная о нарушении клиентом того обязательства перед должником, к которому относится платеж, связанный с уступкой требования.

Комментарий к Статье 833 ГК РФ

Комментарий дорабатывается и временно отсутствует.

Другой комментарий к Ст. 833 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. Если по договору цена уплачивается должником предварительно, при уступке может сложиться ситуация, когда должник производит платеж фактору до того, как клиент исполнит свои обязательства по первоначальному договору. В случае неисполнения клиентом своего обязательства по первоначальному договору должник, как правило, наделяется правом требовать возврата сумм аванса.

В ситуации, когда требования были уступлены финансовому агенту и ему фактически был произведен платеж, возникает вопрос, может ли должник истребовать у него уплаченные суммы или он во всех случаях должен обращаться к стороне по договору - клиенту, не исполнившему свои обязательства в соответствии с первоначальной сделкой.

Один из возможных подходов используется в пункте 2 статьи 10 Оттавской конвенции: неисполнение или ненадлежащее исполнение договора цедентом (поставщиком) не дает возможности должнику обращаться с требованием о возврате сумм к цессионарию (финансовому агенту) при наличии права требования к клиенту (цеденту).

Исключения предусматриваются для случаев неосновательного обогащения или недобросовестности цессионария. Должник, имеющий право требовать возврата аванса от поставщика (цедента), вправе потребовать возврата платежа от цессионария, если:

на момент, когда должник требует возврата аванса, цессионарий не исполнил свое обязательство по оплате поставщику (цеденту) уступленных прав. Это положение направлено на исключение неосновательного обогащения на стороне цессионария;

цессионарий заплатил цеденту, зная о неисполнении, ненадлежащем исполнении или просрочке исполнения цедентом (поставщиком) договора на продажу, имеющего отношение к товарам, по которым он получил платеж от должника. В этом случае цессионарий проявляет определенную недобросовестность.

Указанное правило было сформулировано применительно к конкретным ситуациям факторинговых сделок, когда фактор (цессионарий) выдает должнику гарантии исполнения обязательства цедентом. Право должника на истребование платежей от цессионария (фактор) действует в качестве предоставляемой фактором должнику гарантии того, что цедент (клиент) исполнит первоначальный договор.

Риск неплатежеспособности цедента (клиента) в силу указанного правила распределяется таким образом, что должник при недобросовестности финансового агента или его неосновательном обогащении может обратить требование о возврате платежей непосредственно к нему. Должник в этом случае попадает в более выгодное положение по сравнению с тем, которое имело бы место при отсутствии уступки. Если бы требование не передавалось, то риск неплатежеспособности первоначального кредитора (клиента) полностью лежал бы на должнике, тогда как в рассмотренных случаях этот риск перелагается на финансового агента.

2. Глава 24 ГК РФ не содержит положений, определяющих права должника в отношении нового кредитора при осуществлении ему платежа в случаях, когда по условиям основного договора должник вправе требовать от первоначального кредитора (цедента) возврата денежных средств.

Исходя из общего принципа правового регулирования уступки, в соответствии с которым правовое положение должника при уступке должно оставаться неизменным, должник не лишается права потребовать возврата сумм аванса или предоплаты, а также иных платежей от первоначального кредитора при неисполнении им обязательства. Это право не зависит от того, кому фактически производился платеж - первоначальному кредитору, лицу, которое он указал, либо лицу, которому перешло право требования в результате уступки. Иные последствия могут быть установлены законом или договором.

Комментируемая норма предусматривает специальные положения о возврате должнику сумм, полученных финансовым агентом. В этих положениях нашли отражение принципы, закрепленные в пункте 2 статьи 10 Оттавской конвенции: по общему правилу должник истребует суммы авансовых платежей от цедента.

Права должника в отношении финансового агента возникают в случае недобросовестности последнего либо когда на стороне финансового агента имеет место неосновательное обогащение.

Наличие подобного правила свидетельствует о том, что в рамках договора финансирования финансовый агент считается предоставившим должнику гарантии надлежащего исполнения обязательств клиентом, по крайней мере в тех случаях, когда финансовый агент в силу произведенной уступки получает от должника суммы авансовых платежей.

Право требовать исполнения обязательства по перечислению аванса или предоплаты (т.е., иными словами, право требовать предоставления коммерческого кредита в таких формах) в силу значения личности кредитора для должника может быть уступлено только с согласия должника. Именно для целей получения такого согласия финансовый агент может принять на себя обязательство гарантировать исполнение первоначального договора клиентом.

3. Указание "на уплаченные должником суммы" охватывает не только авансовые платежи, но вообще любой платеж, произведенный должником клиенту или финансовому агенту. Например, в случае, когда первоначальный договор должен быть исполнен последовательными частями, неисполнение клиентом какой-либо части не должно давать должнику права взыскивать с финансового агента какие-либо суммы, уплаченные при исполнении какой-либо предшествующей части.