Перейти к основному содержанию

Статья 1472 ГК РФ. Ответственность за нарушение исключительного права на секрет производства

Новая редакция Ст. 1472 ГК РФ

1. Нарушитель исключительного права на секрет производства, в том числе лицо, которое неправомерно получило сведения, составляющие секрет производства, и разгласило или использовало эти сведения, а также лицо, обязанное сохранять конфиденциальность секрета производства в соответствии с пунктом 2 статьи 1468, пунктом 3 статьи 1469 или пунктом 2 статьи 1470 настоящего Кодекса, обязано возместить убытки, причиненные нарушением исключительного права на секрет производства, если иная ответственность не предусмотрена законом или договором с этим лицом.

2. Лицо, которое использовало секрет производства и не знало и не должно было знать о том, что его использование незаконно, в том числе в связи с тем, что оно получило доступ к секрету производства случайно или по ошибке, не несет ответственность в соответствии с пунктом 1 настоящей статьи.

Комментарий к Ст. 1472 ГК РФ

1. Секрет производства среди всех иных результатов интеллектуальной деятельности является наименее защищенным. Законом предусмотрен единственный способ защиты прав правообладателя - возмещение убытков, при этом закон точно определяет круг ответственных лиц. В связи с этим следует максимально использовать возможность установления мер ответственности на основании договора. Вместе с тем следует отметить, что ни те, ни другие (основания ответственности - закон и договор) не обеспечивают должной степени защиты интересов правообладателя, поскольку, как показывает практика, доказывание размера убытков в рамках гражданского или арбитражного процесса представляет существенные трудности, применение судами ст. 333 ГК РФ при оценке неустойки как грабительской также оставляет желать лучшего. В связи с изложенным представляется обоснованным использование такого способа обеспечения исполнения обязательств по неразглашению секрета производства, который бы в максимальной степени гарантировал интересы правообладателя. Из числа предусмотренных действующим законодательством таковым может быть лишь штрафная неустойка, которая позволит одновременно взыскать как неустойку, так и убытки.

К сожалению, законодателем не предусмотрены аналогичные штрафные санкции, которые применимы в случае нарушения авторских прав, что представляется по меньшей мере непонятным. Коль скоро основной причиной установления штрафных санкций за нарушение авторских послужила сложность в доказывании убытков, причиненных их нарушением, почему аналогичная норма не введена в отношении секретов производства, ведь доказывание размера убытков в случае нарушения прав на секрет производства нисколько не проще, напротив, намного сложнее. Более того, следует отметить, что среди всех результатов интеллектуальной деятельности секреты производства являются самыми уязвимыми, поскольку наиболее распространенный вид нарушения - разглашение информации, составляющей содержание секрета производства, влечет прекращение исключительного права, чего нельзя сказать об иных результатах интеллектуальной деятельности.

2. Пунктом 2 комментируемой статьи установлено основание освобождения от ответственности за неправомерное использование секрета производства - неосведомленность пользователя о неправомерности использования. Подобное положение закона позволяет сделать вывод о том, что ответственность строится на началах виновности. Безотносительного того обстоятельства, что ставить ответственность в зависимость от субъективного осознания "правонарушителя" несколько некорректно (доказать субъективное осознание лица практически невозможно, если только оно само не признается), следует отметить ряд моментов, которые представляются обоснованными и позволят нивелировать несколько некорректные положения п. 2 ст. 1472 ГК РФ. Видится, что в силу общей презумпции противоправности деяния, причинившего вред, незаконность использования, а также умышленный, неслучайный доступ к секрету производства должен презюмироваться, обязанность по доказыванию оснований для освобождения от ответственности незаконного пользователя должна быть возложена на последнего. В случае установления судом неукоснительного соблюдения правообладателем правового режима коммерческой тайны, отсутствия возможности утечки информации незаконный пользователь не может быть освобожден от ответственности.

Другой комментарий к Ст. 1472 Гражданского кодекса Российской Федерации

Защита прав обладателя секрета производства от неправомерных посягательств может осуществляться средствами гражданского, административного либо уголовного права.

Общим основанием для ответственности за нарушение исключительных прав на охраняемые объекты, в т.ч. на секрет производства, служит его несанкционированное использование (за исключением установленных в ГК случаев). В комментируемой статье предусмотрены специальные основания, квалифицируемые как нарушения исключительных прав на секрет производства, которые обусловлены спецификой самого режима защиты прав на этот результат интеллектуальной деятельности.

Во-первых, это не только использование, но и разглашение сведений о секрете производства при условии, что соответствующие сведения были получены незаконным путем.

Оба эти нарушения относятся к основаниям ответственности за использование исключительных прав без договора, признаваемых деликтами, и подпадают под действие норм гл. 59 ГК. Ответственность наступает при наличии вины нарушителя. При этом не могут быть признаны виновными и привлечены к имущественной ответственности лица, которые получили доступ к секрету производства случайно или по ошибке (п. 2 комментируемой статьи), что отражает особенности квазиисключительного права на секрет производства.

Незаконное получение, использование, разглашение информации, составляющей секрет производства, может быть признано актом недобросовестной конкуренции (подп. 5 п. 1 ст. 14 Закона о защите конкуренции).

Во-вторых, к безусловным ("законным") основаниям для привлечения к имущественной ответственности комментируемая статья относит нарушение договорных обязательств, в соответствии с которыми должны быть обеспечены меры по сохранению конфиденциальности. Нарушителем в этих случаях могут быть признаны: правообладатель - по договору об отчуждении исключительных прав на секрет производства, лицензиат, получивший доступ к секрету производства по лицензионному договору, работник, которому стал известен секрет производства в связи с выполнением им своих трудовых обязанностей как в период его трудовых отношений, так и после их прекращения.

В качестве основной санкции по всем указанным основаниям предусматривается возмещение убытков, т.е. не только реального ущерба, но и не полученных работодателем доходов (упущенной выгоды). Это относится и к ответственности работника перед работодателем. В изъятие из общего принципа, установленного ст. 238 ТК, ограничивающего материальную ответственность работника в период его трудовой деятельности "прямым действительным ущербом", причиненным работодателю, работник может быть привлечен к полной материальной ответственности в связи с разглашением сведений о секрете производства, что также предусмотрено п. 7 ст. 243 ТК.

Нельзя также не отметить, что отрицательные имущественные последствия, вызванные незаконным присвоением или даже просто разглашением сведений об охраняемом секрете производства, в подавляющем большинстве случаев выражаются не в прямом ущербе, а в упущенной выгоде, связанной с утратой ее обладателем преимуществ перед конкурентами.

К нарушителям права на секрет производства, помимо возмещения понесенных правообладателем убытков, могут быть применены и иные санкции, предусмотренные общими нормами Гражданского кодекса о защите исключительных прав (ст. 1252) с учетом характера нарушения и реальных последствий.

Имущественные споры, связанные с нарушением прав обладателя секрета производства, рассматриваются в судебном порядке в соответствии с правилами процессуального законодательства о подведомственности гражданско-правовых споров.

Органы государственной власти, органы местного самоуправления, иные государственные органы, получившие доступ к сведениям, составляющим секрет производства, несут гражданско-правовую ответственность перед правообладателем за разглашение или незаконное использование этих сведений сотрудниками государственных органов, которые получили такие сведения в связи с выполнением ими своих должностных обязанностей (п. 3 ст. 14 Закона о коммерческой тайне).

В этой связи следует обратить внимание также на положения п. 3 ст. 39 Соглашения ТРИПС. Эти положения касаются охраны закрытых данных и других сведений о результатах испытаний фармацевтических и агрохимических продуктов, на основании которых они были допущены к применению соответственно в фармацевтике или в сельском хозяйстве страны-изготовителя. Дело в том, что при импорте таких продуктов страны-импортеры вправе потребовать сведения о результатах испытаний импортируемых продуктов. Такие сведения должны быть представлены в компетентные государственные органы этих стран для получения необходимого разрешения на ввоз.

Соглашение помимо общей нормы об охране закрытой информации предусматривает специальное правило, обязывающее участников Соглашения обеспечить охрану таких сведений от "недобросовестного коммерческого использования". Представляется, что этим требованиям отвечают положения Закона о коммерческой тайне, предусматривающие правила об охране коммерческой информации при ее предоставлении государственным органам (ст. ст. 13 и 14 Закона). Кроме того, в соответствии с п. 3 ст. 26 Закона о защите конкуренции вред, причиненный физическим или юридическим лицам в результате разглашения антимонопольным органом либо его должностными лицами информации, составляющей коммерческую или иную охраняемую законом тайну, подлежит возмещению за счет казны Российской Федерации.

В сфере высоких технологий хищение информации, относящейся к секретам производства, - одно из основных направлений экономического шпионажа. Уголовная ответственность за собирание сведений, составляющих коммерческую тайну (секрет производства) путем похищения документов, подкупа или угроз, а равно иным незаконным способом в целях разглашения либо незаконного использования этих сведений, а также за их разглашение или незаконное использование, совершенные из корыстной или иной личной заинтересованности и причинившие крупный ущерб правообладателю, установлена ст. 183 гл. 22 "Преступления в сфере экономической деятельности" УК.