Перейти к основному содержанию

Статья 1234 ГК РФ. Договор об отчуждении исключительного права

Новая редакция Ст. 1234 ГК РФ

1. По договору об отчуждении исключительного права одна сторона (правообладатель) передает или обязуется передать принадлежащее ей исключительное право на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации в полном объеме другой стороне (приобретателю).

2. Договор об отчуждении исключительного права заключается в письменной форме. Несоблюдение письменной формы влечет недействительность договора.

Переход исключительного права по договору подлежит государственной регистрации в случаях и в порядке, которые предусмотрены статьей 1232 настоящего Кодекса.

3. По договору об отчуждении исключительного права приобретатель обязуется уплатить правообладателю предусмотренное договором вознаграждение, если договором не предусмотрено иное.

При отсутствии в возмездном договоре об отчуждении исключительного права условия о размере вознаграждения или порядке его определения договор считается незаключенным. При этом правила определения цены, предусмотренные пунктом 3 статьи 424 настоящего Кодекса, не применяются.

Выплата вознаграждения по договору об отчуждении исключительного права может быть предусмотрена в форме фиксированных разовых или периодических платежей, процентных отчислений от дохода (выручки) либо в иной форме.

3.1. Не допускается безвозмездное отчуждение исключительного права в отношениях между коммерческими организациями, если настоящим Кодексом не предусмотрено иное.

4. Исключительное право на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации переходит от правообладателя к приобретателю в момент заключения договора об отчуждении исключительного права, если соглашением сторон не предусмотрено иное. Если переход исключительного права по договору об отчуждении исключительного права подлежит государственной регистрации (пункт 2 статьи 1232), исключительное право на такой результат или на такое средство переходит от правообладателя к приобретателю в момент государственной регистрации.

5. При существенном нарушении приобретателем обязанности выплатить правообладателю в установленный договором об отчуждении исключительного права срок вознаграждение за приобретение исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (подпункт 1 пункта 2 статьи 450) прежний правообладатель вправе требовать в судебном порядке перевода на себя прав приобретателя исключительного права и возмещения убытков, если исключительное право перешло к его приобретателю.

Если исключительное право не перешло к приобретателю, при существенном нарушении им обязанности выплатить в установленный договором срок вознаграждение за приобретение исключительного права правообладатель может отказаться от договора в одностороннем порядке и потребовать возмещения убытков, причиненных расторжением договора. Договор прекращается по истечении тридцатидневного срока с момента получения приобретателем уведомления об отказе от договора, если в этот срок приобретатель не исполнил обязанность выплатить вознаграждение.

Комментарий к Ст. 1234 ГК РФ

1. Договор об отчуждении исключительного права, как правило, является возмездным и в этом случае относится к двусторонне обязывающим и консенсуальным: одна сторона (правообладатель) обязуется передать исключительное право в полном объеме, а другая сторона (приобретатель) обязуется оплатить вознаграждение за передаваемое право. Всякий возмездный договор об отчуждении исключительного права является консенсуальным независимо от того, подлежит он государственной регистрации или нет.

2. Как реальным, так и консенсуальным может быть безвозмездный договор об отчуждении исключительного права. Однако, если такой безвозмездный договор подлежит государственной регистрации, он тоже относится к числу консенсуальных. Следовательно, реальным (если стороны не установили консенсуальность) может быть только безвозмездный договор об отчуждении исключительного права, если он не подлежит государственной регистрации. В таком случае права и обязанности сторон исчерпываются фактом перехода исключительного права, т.е. моментом заключения договора (см. п. 4 комментируемой статьи). Подобная ситуация встречается в реальном договоре дарения традиционного имущества, и тогда договор именуют "вещным" (ст. 572 ГК и комментарий к ней). Для реального безвозмездного договора об отчуждении исключительного права теория еще не выработала соответствующего обозначения.

В связи с широким предметом договора дарения традиционного имущества модель этого договора по аналогии подлежит применению к случаям запрета безвозмездного отчуждения исключительного права (ст. 575 ГК РФ), ограничения такого отчуждения (ст. 576 ГК РФ), отказа от исполнения безвозмездного договора об отчуждении исключительного права (ст. 577 ГК РФ) и отмене безвозмездного отчуждения (ст. 578 ГК РФ).

3. Договор об отчуждении исключительного права порождает правопреемство: приобретатель становится правообладателем.

Существенным условием договора является его предмет - конкретный результат интеллектуальной собственности, надлежащим образом идентифицированный (например, наименование произведения с указанием тематики и объема или ссылка на реквизиты патента). Если договор возмездный, то существенным условием становится размер вознаграждения (см. ч. 2 п. 3 комментируемой статьи).

Другой комментарий к Ст. 1234 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. В пункте 1 комментируемой статьи в общем виде сформулировано понятие договора об отчуждении исключительного права. Аналогичные определения включены в Кодекс применительно к отчуждению исключительного права на произведение науки, литературы и искусства (ст. 1285 ГК РФ), объект смежных прав (ст. 1307 ГК РФ), изобретение, полезную модель или промышленный образец (ст. 1365 ГК РФ), селекционное достижение (ст. 1426 ГК РФ), топологию интегральной микросхемы (ст. 1458 ГК РФ), секрет производства (п. 1 ст. 1468 ГК РФ), товарный знак (п. 1 ст. 1488 ГК РФ).

В отношении исключительного права на коммерческое обозначение (п. 4 ст. 1539 ГК РФ) Кодекс ограничивается констатацией допустимости его перехода по договору. В этом случае понятие договора об отчуждении исключительного права определяется непосредственно п. 1 комментируемой статьи.

2. По общему правилу (п. 1 ст. 1229 ГК РФ) правообладатель может свободно, т.е. по своему усмотрению, распоряжаться исключительным правом. Однако Кодекс предусматривает и ограничение этой свободы. Так, отчуждение исключительного права на товарный знак по договору не допускается, если оно может явиться причиной введения потребителя в заблуждение относительно товара или его изготовителя (п. 2 ст. 1488 ГК РФ).

Кодекс не содержит также каких-либо общих требований к приобретателю исключительного права. Однако договор об отчуждении исключительного права на товарный знак, включающий в качестве неохраняемого элемента наименование места происхождения товара, которому на территории Российской Федерации предоставлена правовая охрана (п. 7 ст. 1483 ГК РФ), может быть заключен только с приобретателем, обладающим исключительным правом на такое наименование (п. 3 ст. 1488 ГК РФ).

3. Порядок заключения договора об отчуждении исключительного права в силу п. 2 ст. 1233 ГК определяется в соответствии с гл. 28 ГК. Следовательно, к компетенции правообладателя относится решение вопроса, должен ли соответствующий договор заключаться путем проведения торгов либо путем направления оферты конкретному лицу или неопределенному кругу лиц.

Кодекс предусматривает особое регулирование для заключения договоров на основании публичной оферты в отношении отчуждения исключительного права на изобретение (ст. 1366 ГК РФ) и на селекционное достижение (ст. 1427 ГК РФ).

4. В соответствии с п. 1 комментируемой статьи договор об отчуждении исключительного права может строиться как по модели консенсуального договора (п. 1 ст. 433 ГК РФ), который считается заключенным с момента достижения сторонами согласия по всем его существенным условиям, так и по модели реального договора (п. 2 ст. 433 ГК РФ), для заключения которого, кроме того, необходима передача соответствующего исключительного права.

Вопрос о выборе той или иной модели относится Кодексом на усмотрение сторон, которые должны решать его в зависимости от того, в чем выражается интерес каждой из них в договоре и в чем состоит основная цель последнего. Очевидно, что реальная модель договора в наибольшей степени защищает интересы отчуждателя (правообладателя), поскольку приобретатель лишен в этом случае возможности требовать передачи соответствующего права. В то же время, имея в виду, что основной целью договора об отчуждении исключительного права является передача и приобретение этого права, оптимальной моделью следует считать консенсуальный договор.

5. В пункте 2 комментируемой статьи устанавливаются требования к форме и государственной регистрации договора об отчуждении исключительного права. Вопросам формы соответствующих договоров посвящены также положения ст. 1369, п. 1 ст. 1460, п. 1 ст. 1490 ГК, в которых применительно к отчуждению исключительного права на изобретение, полезную модель и промышленный образец, исключительного права на топологию интегральной микросхемы и исключительного права на товарный знак воспроизводится требование п. 2 комментируемой статьи о письменной форме договоров об отчуждении исключительного права. Во всех остальных случаях форма договоров определяется непосредственно п. 2 комментируемой статьи.

В соответствии с п. 2 ст. 1232 ГК государственной регистрации подлежат договоры об отчуждении исключительного права на изобретение, полезную модель или промышленный образец (ст. 1353 ГК РФ), на селекционное достижение (ст. 1414 ГК РФ), на товарный знак (ст. 1480 ГК РФ). Требование государственной регистрации указанных договоров, кроме того, воспроизведено в специальных нормах применительно к договорам об отчуждении исключительного права на изобретение, полезную модель и промышленный образец (ст. 1369 ГК РФ) и на товарный знак (п. 1 ст. 1490 ГК РФ).

Что касается программы для ЭВМ и базы данных (п. 1 ст. 1262 ГК РФ), а также топологии интегральной микросхемы (п. 1 ст. 1452 ГК РФ), государственная регистрация которых носит факультативный характер и зависит от усмотрения правообладателя, вопрос о государственной регистрации договоров об отчуждении исключительного права на эти результаты интеллектуальной деятельности должен решаться с учетом положений п. 7 ст. 1232 ГК, в соответствии с которым правила об обязательной государственной регистрации (включая и правило о государственной регистрации соответствующих договоров) подлежат применению к факультативной регистрации, если только Кодексом не предусмотрено иное. Иными словами, изъятие из правила п. 2 ст. 1232 ГК применительно к государственной регистрации отчуждения исключительного права на результаты интеллектуальной деятельности, подлежащие факультативной регистрации, должно быть прямо предусмотрено Кодексом. В отношении договоров об отчуждении исключительного права на программу для ЭВМ или базу данных, а также исключительного права на топологию интегральной микросхемы такое изъятие отсутствует. Более того, Кодекс содержит прямое указание о государственной регистрации договоров об отчуждении исключительного права на программу для ЭВМ или базу данных (п. 5 ст. 1262 ГК РФ), а также на топологию интегральной микросхемы (п. 7 ст. 1452, п. 2 ст. 1460 ГК РФ). Такое указание призвано, кроме того, устранить возможность решения вопроса о регистрации этих договоров по усмотрению сторон.

Момент перехода исключительного права по подлежащим государственной регистрации договорам об отчуждении исключительного права определяется п. 4 комментируемой статьи.

Указание п. 2 комментируемой статьи на недействительность договора об отчуждении исключительного права означает ничтожность соответствующего договора. В случае несоблюдения письменной формы договора этот вывод следует из п. 2 ст. 162 и ст. 168 ГК, а в случае несоблюдения требования о государственной регистрации - из п. 1 ст. 165 ГК.

6. В абзаце 1 п. 3 комментируемой статьи в соответствии с п. 3 ст. 423 ГК установлена презумпция возмездности договора об отчуждении исключительного права. Следовательно, по общему правилу, приобретатель исключительного права обязан уплатить правообладателю вознаграждение за передачу этого права. В то же время допускается возможность заключения безвозмездного договора об отчуждении исключительного права. В этом случае договор должен содержать прямое указание на его безвозмездный характер.

Презумпция возмездности договора об отчуждении исключительного права обладает, однако, некоторыми особенностями, связанными с тем, что в силу уникальности соответствующего результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации к исключительному праву на них в соответствии с абз. 2 п. 3 комментируемой статьи не могут быть применены правила п. 3 ст. 424 ГК, позволяющие путем сопоставления с ценой аналогичного товара восполнить отсутствующее в возмездном договоре условие о размере причитающегося правообладателю вознаграждения.

Поэтому при отсутствии в возмездном договоре об отчуждении исключительного права условия о вознаграждении или о порядке его определения соответствующий договор в силу прямого указания п. 3 комментируемой статьи считается незаключенным. Условие о вознаграждении в возмездном договоре об отчуждении исключительного права относится к числу его существенных условий (п. 1 ст. 432 ГК РФ).

Последствия нарушения приобретателем обязанности по выплате вознаграждения по возмездному договору об отчуждении исключительного права определяются в соответствии с п. 5 комментируемой статьи.

7. Помимо условия о вознаграждении в возмездном договоре об отчуждении исключительного права (п. 3 комментируемой статьи), к числу существенных условий договора об отчуждении исключительного права должно быть отнесено условие о предмете договора (п. 1 ст. 432 ГК РФ). Это означает, что в договоре должен быть указан результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, исключительное право на которые передается приобретателю в полном объеме.

Кроме того, Кодекс устанавливает целый ряд условий договоров об отчуждении исключительного права на отдельные результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации. Условие о передаче заказчику материального носителя может быть предусмотрено сторонами при отчуждении исключительного права на произведение науки, литературы или искусства по договору авторского заказа (п. 2 ст. 1288 ГК РФ). Отчуждатель исключительного права на секрет производства обязан сохранять конфиденциальность секрета производства в течение всего срока действия договора (п. 2 ст. 1468 ГК РФ). Отчуждение исключительного права на коммерческое обозначение допускается только в составе предприятия, для индивидуализации которого это обозначение используется (п. 4 ст. 1539 ГК РФ).

8. Невозможность применения к исключительному праву на нематериальный объект по аналогии положений о праве собственности на материальные объекты предопределила появление нормы п. 4 ст. 1234. В отличие от правила п. 1 ст. 223 ГК, в котором момент перехода права собственности к приобретателю вещи по договору определяется по общему правилу моментом ее передачи, в п. 4 комментируемой статьи установлена иная презумпция, признающая моментом перехода исключительного права от правообладателя к приобретателю момент заключения соответствующего договора. Указанная презумпция может быть изменена по соглашению сторон таким образом, чтобы момент перехода исключительного права не совпадал с моментом заключения договора о его отчуждении.

Практическое значение правила, содержащиеся в первом предложении п. 4 комментируемой статьи, имеют для договоров об отчуждении исключительного права на произведения науки, литературы и искусства (ст. 1285 ГК РФ), на объект смежных прав (ст. 1307 ГК РФ), на незарегистрированную топологию интегральной микросхемы (ст. 1458 ГК РФ), на секрет производства (п. 1 ст. 1468 ГК РФ), на коммерческое обозначение (п. 4 ст. 1539 ГК РФ), т.е. на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, не подлежащие государственной регистрации.

Для исключительного права на остальные охраняемые объекты, распоряжение которым допускается Кодексом, действует императивное правило второго предложения п. 4 комментируемой статьи, в соответствии с которым исключительное право на подлежащие государственной регистрации результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации переходит к приобретателю в момент государственной регистрации договора об отчуждении соответствующего права.

9. В соответствии с п. 2 ст. 1233 ГК порядок изменения и расторжения договора об отчуждении исключительного права регулируется гл. 29 ГК. В пункте 5 комментируемой статьи устанавливаются дополнительные меры, гарантирующие защиту интересов правообладателя в случае, когда нарушение приобретателем обязанности выплатить вознаграждение за приобретение исключительного права является существенным.

Пунктом 2 ст. 450 ГК предусматривается право стороны по договору потребовать в судебном порядке расторжения договора в случае существенного нарушения договора другой стороной. В соответствии с п. 2 ст. 450 ГК существенным признается такое нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны ущерб, лишающий ее в значительной степени того, на что она была вправе рассчитывать при заключении договора.

При существенном нарушении приобретателем исключительного права обязанности выплатить правообладателю в установленный договором срок вознаграждение за приобретение исключительного права, помимо права потребовать в судебном порядке расторжения договора (п. 2 ст. 450 ГК РФ), предоставляет правообладателю и другие меры по защите своих интересов. Эти меры различаются в зависимости от того, перешло исключительное право к приобретателю или нет.

В соответствии с абз. 1 п. 5 комментируемой статьи в случае, когда исключительное право перешло к приобретателю, прежний правообладатель вправе потребовать в судебном порядке перевода на себя прав приобретателя исключительного права. Указанное правило, по существу, представляет собой допускаемое законом исключение из общего запрета требования сторонами возврата того, что было исполнено ими по обязательству до момента расторжения договора (п. 4 ст. 453 ГК РФ).

Если же исключительное право на результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации не перешло к приобретателю, то правообладатель в соответствии с абз. 2 п. 5 статьи вправе отказаться от договора в одностороннем порядке без обращения в суд (п. 3 ст. 450 ГК РФ).

При этом независимо от того, в какой момент - до перехода исключительного права или после него - происходит расторжение договора, в п. 5 комментируемой статьи, вслед за общей нормой п. 5 ст. 453 ГК, признается право первоначального правообладателя потребовать возмещения убытков, причиненных расторжением договора. Отсутствие каких-либо оговорок о размере убытков означает, что они подлежат возмещению в полном объеме, включая реальный ущерб и упущенную выгоду (ст. 15 ГК РФ).