Перейти к основному содержанию

Статья 94 ГК РФ. Выход участника общества с ограниченной ответственностью из общества

Новая редакция Ст. 94 ГК РФ

1. Участник общества с ограниченной ответственностью вправе выйти из общества независимо от согласия других его участников или общества путем:

1) подачи заявления о выходе из общества, если такая возможность предусмотрена уставом общества;

2) предъявления к обществу требования о приобретении обществом доли в случаях, предусмотренных пунктами 3 и 6 статьи 93 настоящего Кодекса и законом об обществах с ограниченной ответственностью.

2. При подаче участником общества с ограниченной ответственностью заявления о выходе из общества или предъявлении им требования о приобретении обществом принадлежащей ему доли в случаях, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, доля переходит к обществу с момента получения обществом соответствующего заявления (требования). Этому участнику должна быть выплачена действительная стоимость его доли в уставном капитале или с его согласия должно быть выдано в натуре имущество такой же стоимости в порядке, способом и в сроки, которые предусмотрены законом об обществах с ограниченной ответственностью и уставом общества.

Комментарий к Ст. 94 ГК РФ

Судебная практика.

При разрешении споров, связанных с выходом участника из общества, судам необходимо исходить из следующего:

а) согласно ст. 26 Закона участник общества вправе в любое время выйти из него независимо от согласия других участников либо самого общества;

б) выход участника из общества осуществляется на основании его заявления, с момента подачи которого его доля переходит к обществу. Заявление о выходе из общества должно подаваться в письменной форме (п. 2 ст. 26 Закона).

Временем подачи такого заявления следует рассматривать день передачи его участником как совету директоров (наблюдательному совету) либо исполнительному органу общества (единоличному или коллегиальному), так и работнику общества, в обязанности которого входит передача заявления надлежащему лицу, а в случае направления заявления по почте - день поступления его в экспедицию либо к работнику общества, выполняющему эти функции. <...>

в) общество обязано выплатить участнику, подавшему заявление о выходе из общества, действительную стоимость его доли, размер которой определяется на основании данных бухгалтерской отчетности общества за год, в течение которого подано указанное заявление. Исходя из п. 2 ст. 14 Закона действительная стоимость доли участника должна соответствовать части стоимости чистых активов общества, пропорциональной размеру его доли. <...>

Если участник не согласен с размером действительной стоимости его доли, определенным обществом, суд проверяет обоснованность его доводов, а также возражений общества на основании представленных сторонами доказательств, предусмотренных гражданским процессуальным и арбитражным процессуальным законодательством, в том числе заключения проведенной по делу экспертизы;

г) если участник не полностью уплатил свой вклад в уставный капитал, то при выходе из общества ему выплачивается действительная стоимость части его доли, пропорциональной оплаченной части вклада;

д) выплата стоимости доли участнику, вышедшему из общества, производится в денежной форме либо с согласия участника путем выдачи ему в натуре имущества такой же стоимости. Следует учитывать, что в случае оплаты участником своего вклада в уставный капитал имуществом при выходе из общества он не вправе требовать возврата именно этого имущества (Постановление Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 09.12.1999 N 90/14).

Другой комментарий к Ст. 94 Гражданского кодекса Российской Федерации

Выход участника из ООО наряду с отчуждением доли в уставном капитале общества рассматривается как одно из оснований добровольного прекращения членства в ООО.

Норма, аналогичная ст. 94, в том виде, как она сформулирована в Кодексе, неизвестна ни одному развитому континентальному корпоративному правопорядку государств Европы; лишь законодательство Болгарии (п. 2 ст. 125 Торгового закона 1991 г.) допускает право члена товарищества с ограниченной ответственностью прекратить свое членство, направив товариществу письменное уведомление об этом не менее чем за три месяца до даты выхода. Гражданское право Швейцарии и Чехии допускает в некоторых случаях выход участника из общества (товарищества) с ограниченной ответственностью, однако такое право ограничено определенными условиями: например, участник вправе обратиться в суд с просьбой разрешить ему выйти из состава общества либо в уставе общества может быть специально закреплено право участника на выход из общества в строго определенных случаях (ср. со ст. 822 Швейцарского обязательственного закона п. 1 § 148 Торгового кодекса Чехии 1991 г.).

Включение в ГК нормы о безусловном праве выхода участника ООО из общества воспринималось на момент разработки и принятия Кодекса как одно из принципиальных достижений отечественного законодательства о юридических лицах, отвечающих принципам либерализма, защиты права собственности и уважения прав человека. Однако эйфория, охватившая отечественных правоведов в то время, несколько позже сменилась настороженными настроениями, на смену которым затем пришла обеспокоенность тем положением, которое породила норма ст. 94.

Кодекс предусматривает право участника ООО выйти из общества в любое время независимо от согласия других участников. Закон об ООО в ст. 26 вслед за ст. 94 ГК повторяет указанное правило, уточняя, что участник ООО вправе выйти из общества независимо от согласия других участников или общества. Соответственно, подобное право выхода закрепляется законом в императивной форме и не допускает возможности ограничения его учредительными документами ООО.

Очевидно, что, как и норма о наличии двух учредительных документов ООО (см. комментарий к ст. 89), право безусловного выхода участника из ООО проистекает из идеи, согласно которой ООО является переходной организационно-правовой формой между персональными союзами лиц (хозяйственными товариществами) и корпорацией (акционерным обществом). При указанном подходе случай прекращения членства в ООО в виде выхода из общества, исходя из договорной концепции ООО, должен квалифицироваться как предусмотренное законом (ст. 94 ГК и ст. 26 Закона об ООО) основание для одностороннего отказа от исполнения договора (п. 3 ст. 450 ГК РФ). Между тем, как это ни парадоксально, в доступных в настоящее время материалах судебно-арбитражной практики сложно найти судебные акты, в которых выход участника из ООО квалифицировался бы как частный случай п. 3 ст. 450 ГК. Такое положение объясняется, вероятно, тем, что для обоснования права на выход участника из ООО не требуется привлечения обязательственно-правового (договорного) инструментария, так как эти вопросы императивно урегулированы ст. 94 ГК и ст. 26 Закона об ООО. Так, в п. 27 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 было отмечено: при рассмотрении споров судам необходимо исходить из того, что предусмотренное ст. 94 ГК положение о праве участника ООО в любое время выйти из общества независимо от согласия других его участников является императивной нормой; условия учредительных документов названных обществ, лишающие участника этого права или ограничивающие его, должны рассматриваться как ничтожные, т.е. не порождающие правовых последствий.

Право выхода участника из ООО является безусловным, оно не может быть ограничено ни учредительными или внутренними документами ООО, ни соглашением участников общества. Единственным исключением здесь являются кредитные организации, созданные в форме ООО: согласно ст. 11 Закона о банках учредители банка не имеют права выходить из состава участников банка в течение первых трех лет со дня его государственной регистрации.

Участнику, заявившему о выходе из ООО, должна быть выплачена стоимость части имущества, соответствующая его доле в уставном капитале ООО, в порядке, способом и в сроки, которые предусмотрены Законом об ООО и учредительными документами ООО.

Согласно п. 3 ст. 26 Закона об ООО общество обязано выплатить участнику ООО, подавшему заявление о выходе из общества, действительную стоимость его доли или выдать ему в натуре имущество такой же стоимости в течение шести месяцев с момента окончания финансового года, в течение которого подано заявление, если меньший срок не предусмотрен уставом общества.

Действительная стоимость доли участника общества согласно п. 2 ст. 14 Закона об ООО равна части стоимости чистых активов ООО, пропорциональной размеру доли участника. Порядок определения стоимости чистых активов ООО регламентируется подзаконным нормативным актом, равно применимым к АО и ООО (см.: Порядок оценки стоимости чистых активов акционерных обществ, утвержденный Приказом Минфина России и ФКЦБ России от 29 января 2003 г. N 10н, 03-6/пз // РГ. 2003. 19 марта. N 51). Соответственно, для выплаты действительной стоимости доли выходящего участника необходимо рассчитать стоимость чистых активов ООО на конец указанного отчетного периода (для целей ст. 94 ГК - на конец финансового года), а затем умножить полученную стоимость чистых активов на долю выходящего участника (например, стоимость чистых активов в 10000 руб. умножается на долю 1/10). Если участник не полностью оплатил свой вклад в уставный капитал, то при выходе из ООО ему выплачивается действительная стоимость части его доли, пропорциональной оплаченной части вклада; если участник не согласен с размером действительной стоимости его доли, определенным ООО, он вправе оспорить установленный размер в судебном порядке; при этом суд проверяет обоснованность доводов участника и возражений ООО на основании представленных сторонами доказательств, предусмотренных арбитражным процессуальным законодательством, в том числе заключения проведенной по делу экспертизы (п. 16 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 9 декабря 1999 г. N 90/14).

Полученная действительная стоимость доли выплачивается за счет разницы между стоимостью чистых активов ООО и размером уставного капитала, а в случае, когда такой разницы недостаточно, общество обязано принять решение об уменьшении уставного капитала на недостающую сумму (п. 3 ст. 26 Закона об ООО). Уменьшение уставного капитала может в таком случае осуществляться до минимального размера уставного капитала, определенного не на дату представления документов для государственной регистрации соответствующих изменений в устав ООО, а на дату государственной регистрации ООО. Здесь открывается другая негативная черта безусловного права выхода участника из ООО: выплата действительной стоимости долей участников, подавших заявления о выходе, может привести ООО к необходимости понижения уставного капитала ниже минимально допустимого размера, однако такое общество тем не менее будет обязано выплачивать действительную стоимость доли, и выход участников может привести к принудительной ликвидации общества по основаниям, указанным в п. 2 ст. 61 ГК.

В соответствии с п. 2 ст. 26 Закона об ООО доля выходящего участника переходит к ООО с момента подачи заявления о выходе из общества, далее на такую долю распространяется правовой режим ст. 24 Закона об ООО (доли, принадлежащие обществу). Таким образом, отношения членства в ООО прекращаются ранее, чем производится выплата действительной стоимости доли, соответственно исключается возможность платежа до уплаты прочим кредиторам.

Заявление о выходе из ООО подается в письменной форме, причем временем его подачи следует считать день передачи как совету директоров (наблюдательному совету) либо исполнительному органу общества (единоличному или коллегиальному), так и работнику общества, в обязанности которого входит передача заявления надлежащему лицу, а в случае направления заявления по почте - день поступления его в экспедицию либо к работнику общества, выполняющему эти функции (п. 16 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 9 декабря 1999 г. N 90/14).

В правоприменительной практике неоднократно возникал вопрос о допустимости отзыва поданного заявления о выходе из ООО. Высшие судебные инстанции разъяснили, что правовые последствия, порожденные подачей заявления о выходе из ООО, не могут быть изменены в одностороннем порядке, однако это обстоятельство не лишает участника права в случае отказа ООО удовлетворить его просьбу об отзыве заявления о выходе из ООО оспорить такое заявление в судебном порядке применительно к правилам о недействительности сделок, предусмотренным ГК, например, по мотивам подачи заявления под влиянием насилия, угрозы либо в момент, когда участник общества находился в таком состоянии, что не был способен понимать значение своих действий или руководить ими (п. 16 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 9 декабря 1999 г. N 90/14).

Ни ст. 94 ГК, ни Закон об ООО не решают каким-либо образом проблему выхода единственного участника ООО либо выхода одновременно всех участников из общества.

В соответствии с п. 2 ст. 7 Закона об ООО положения этого Закона распространяются на общества с одним участником постольку, поскольку Законом об ООО не предусмотрено иное и поскольку это не противоречит существу соответствующих отношений. Далее, институт перехода прав на долю в уставном капитале ООО к обществу (он может совершаться по различным основаниям, указанным в законе, - см. комментарий к п. 5 ст. 93), неизменно сопутствующий любому выходу из ООО, представляет собой правовую конструкцию, ориентированную исключительно на хозяйственное общество, состоящее как минимум из двух участников, а подобный переход рассматривается как экстраординарная мера, допускаемая законодателем лишь в исключительных случаях, прямо предусмотренных Законом (ст. 23, п. 4 ст. 21, п. 2 ст. 25 Закона об ООО), причем нахождение доли у общества разрешается не более предусмотренного Законом срока (ст. 24 Закона об ООО). Соответственно, доля, поступившая к обществу, не наделяет само общество правами его участника; на время нахождения доли у общества права участия в ООО, предоставляемые такой долей, парализуются; подобная доля в конечном счете должна обрести своего владельца в лице одного или нескольких существующих участников либо третьего лица, в противном случае она подлежит погашению, а уставный капитал в соответствующей части - уменьшению.

Наконец, поскольку ООО, как любое иное юридическое лицо, существует лишь в интересах его участников, а не само по себе, решение вопроса о том, кому перейдет такая доля, также относится к ведению участников общества (оставшегося участника), следовательно, ООО (в лице исполнительного или иного органа, но не общего собрания участников) не может решить указанный вопрос самостоятельно. Соответственно, допущение перехода доли единственного участника ООО к обществу, так же как и одновременный выход всех участников из общества, предполагающий переход к обществу долей всех участников, означали бы признание того, что ООО может существовать само по себе и самостоятельно выбирать, кто будет являться его участником. Таким образом, следует прийти к заключению о недопустимости перехода прав на долю единственного участника ООО к обществу, а также долей всех участников; подобный переход допускается лишь в случае, если в ООО на момент перехода доли к обществу имеется как минимум еще один участник. Выход участников из ООО, в результате которого в обществе не остается ни одного участника, а также выход единственного участника из ООО не допускается.